Вадим ВАНЕЕВ

Вадим ВАНЕЕВ
02.06.2017 prospect
In Интервью

СЫН ОСЕТИНСКОГО НАРОДА

Вадим ВАНЕЕВ

НЕ ДУМАЮ, ЧТО НАШЕЙ ПУБЛИКЕ НУЖНО ПРЕДСТАВЛЯТЬ ВАДИМА ВАНЕЕВА. ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ НЕ ПРОСТО КОМПАНИЮ, А ПРАКТИЧЕСКИ СОЗДАЛ ДВЕ НОВЫЕ ОТРАСЛИ В САМОЙ СЛОЖНОЙ СФЕРЕ ЭКОНОМИКИ – АГРАРНОЙ. С НУЛЯ. В ДОНСКОЙ СТЕПИ. ОБЕСПЕЧИЛ РОССИЙСКИЙ РЫНОК МЯСОМ ИНДЕЙКИ И УТКИ, СОЗДАЛ СЕМЬ ТЫСЯЧ РАБОЧИХ МЕСТ И АКТИВНО НАРАЩИВАЕТ ПОТЕНЦИАЛ АГРОХОЛДИНГА. БЕЗУСЛОВНО, УЗНАВАЕМАЯ ЛИЧНОСТЬ, УПРАВЛЯЕТ КРУПНЫМ КОЛЛЕКТИВОМ И САМЫМ КРУПНЫМ В РОССИИ ПРОИЗВОДСТВОМ МЯСА ИНДЕЙКИ И УТКИ. НЕТ НИ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА, ЗНАКОМОГО С НИМ ЛИЧНО, КОТОРЫЙ ДАЖЕ ПРОСТО, НА НЕСКОЛЬКО МИНУТ ПОПАВ В ПОЛЕ ЕГО ОБАЯНИЯ, НЕ ОТОЗВАЛСЯ БЫ О ВАНЕЕВЕ С ТЕПЛОТОЙ. О КОМПАНИИ «ЕВРОДОН», ОСНОВАННОЙ И ВОЗГЛАВЛЯЕМОЙ ВАДИМОМ ВАНЕЕВЫМ, ГОВОРЯТ И ПИШУТ НЕ ТОЛЬКО В РОССИИ, НО И ЗА РУБЕЖОМ. О ТОМ, ЧТО НАШ ЗЕМЛЯК ВСЕГДА МНОГО ПОМОГАЛ СВОЕМУ ОТЧЕМУ ГОРОДУ ЦХИНВАЛУ, А СЕЙЧАС ЕГО ХОЛДИНГ ПРИСТУПИЛ К СТРОИТЕЛЬСТВУ МЯСОПЕРЕРАБАТЫВАЮЩЕГО ЗАВОДА В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ, ТОЖЕ ДОСТАТОЧНО СКАЗАНО. «PROSPECT-SK» ЖЕ, КАК ВСЕГДА, СТАРАЕТСЯ РАЗГАДАТЬ ЗАГАДКУ ПУТИ СВОЕГО ГЕРОЯ. ЧИТАЯ И СЛУШАЯ ВОСТОРЖЕННЫЕ ОТЗЫВЫ О ВАДИМЕ ВАНЕЕВЕ, С ДОСТАТОЧНОЙ ДОЛЕЙ УДИВЛЕНИЯ И ГОРДОСТИ ЗА СВОЕГО ЗЕМЛЯКА, И Я ПОПАЛА ПОД ВЛИЯНИЕ ХАРИЗМЫ И ЛИЧНОСТИ ЭТОГО, ТЕПЕРЬ УЖЕ ИЗ СВОЕГО ОПЫТА ОБЩЕНИЯ ПОДТВЕРЖДАЮ, УДИВИТЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА. ПОВЕРЬТЕ, УСТОЯТЬ НЕВОЗМОЖНО!

Вадим Шалвович, оглядываясь назад, вы удивлены тем, как сложилась ваша жизнь, или то, чего вы достигли – это закономерное развитие событий?

– Удивляюсь ли я, оглядываясь назад? Конечно, нет. Холдинг – это колоссальный труд, но это и не закономерность. Я хотел чего-то добиться в жизни, найти себя. И благодарен судьбе, что иду по этой дороге. Поэтому все события моей жизни прочувствованы, пережиты. Удивления нет.

Расскажите, где вы родились?

– Я родился в Цхинвале. До 18 лет жил именно там. Рос, учился, поменял несколько школ. 12-ю школу закончил. Пытался поступить в Северо-Осетинский сельскохозяйственный институт, но не поступил: видимо, это был не мой путь. Вернулся, устроился на работу на предприятие с длинным советским названием «Югоосетоблсельхозтехника», которое распределяло всю сельскохозяйственную технику по региону. Честно говоря, хотел получить с места работы направление в институт. Год разгружал вагоны, но направление так и не дали. И я уехал в Москву. Но ненадолго, до призыва в армию. Призвался в Читу, отслужил и поехал в город Шахты, к маминому дяде. Там и стал наконец студентом.

Семья, в которой вы выросли, была большой? Расскажите о своих родителях, что они считали главным в воспитании детей?

– Ну, по нынешним меркам трое детей – большая семья. Нас было три брата. Мама работала медсестрой, отец – водителем. С 12 лет с братьями я помогал отцу строить дом. У нас и сейчас в Цхинвале отчий дом, где хотя бы раз в год мы обязательно собираемся. Правда, младший наш брат погиб в автомобильной катастрофе.

Родители всегда много значили в моей жизни, занимали главное место. Многие слова своего отца я сейчас цитирую. Мне даже удивительно, как человек без университетского образования, дошел до по-настоящему мудрых вещей. Очень памятно мне, как он всегда представлялся гостям: «Сын осетинского народа Шалва Михайлович Ванеев». Мне по малолетству это виделось каким-то ненужным, театральным жестом. А сейчас я, столько лет живя в России, так и представляюсь: «Сын осетинского народа Вадим Ванеев». Еще в Шахтах мы искали общения с земляками, все праздники, традиции, язык старались не просто сохранить, нам было жизненно необходимо чувствовать себя сыновьями своего народа.

Дома вы говорите…

– Только на осетинском языке. Трое моих сыновей говорят и думают на осетинском. Мне так удивительно наблюдать, как в Осетии родной язык уходит из обихода. Мои коллеги, выходцы из Осетии, которых немало на предприятии, говорят со мной только на осетинском.

За какой момент вашей жизни вы будете всегда благодарны судьбе?

– Я благодарен ей за то, что просто родился. Какого-то особого случая не могу отметить.

Вы согласны с мнением, что каждый имеет то, что заслуживает?

– Это верно на 100 процентов. Это мой  жизненный опыт. Под лежачий камень вода не течет. Даже наследством надо уметь распорядиться, а уж что говорить о тех, кому его не досталось. Поэтому все, что имеем, мы должны заслужить.

Есть ли ситуации, в которых вы не пойдете на уступки?

– Конечно, есть. Но они относятся к сфере личностных отношений. Например, предательство. В бизнесе, если возникла ситуация, в которой упрешься и не пойдешь на уступки, ты можешь ничего не выиграть. Бизнеса «в одни ворота» не бывает, нужно быть контактным. Хотя, если есть необходимость для дела, конечно, я могу быть и категоричным. А в жестких жизненных ситуациях, когда в центре событий оказываются семья, близкие, об уступках не может быть и речи!

Вадим Шалвович, что в вас поменялось со времен, когда еще никто не обращался к вам по имени-отчеству, а что осталось прежним?

– Ничего не поменялось. Я остался самим собой. Хотя, безусловно, стал взрослее, мудрее. Но если вы имеете в виду «прошел ли я медные трубы» после того, как стал крупным бизнесменом Вадимом Ванеевым, то могу точно сказать, что ничего не изменилось, я это прошел. Могу быть обаятельным с кем угодно, но ценю, когда человек понимает дистанцию, не пытается перейти на панибратские отношения. Я говорю о малознакомых людях, конечно. Ситуации-то бывают разными. В некоторых я никогда не покажу, кто я такой, а могу и специально продемонстрировать.

Вы дрались в юности?

– Много раз! В Цхинвале кто не дрался? Помню, однажды  меня перевели из одной школы в другую, и в тот день мне пришлось подраться раз шесть. Это был вопрос утверждения на новом месте.

Что вам удается легче всего?

– Трудные задачи выполнять.

Поставленные кем?

– Я сам себе их ставлю. Общаться с людьми мне очень легко. У меня никогда не было проблемы подойти и познакомиться с человеком, невзирая на чины и положения. Мне задавали вопрос про общение с президентом. Я разговаривал с ним так же как с любым человеком. Мы говорили о проекте, который я выстрадал. Поэтому мне было легко: я знал, о чем говорил.

Но, возможно, это потому, что вы сейчас достигли определенных вершин в жизни.

– Ну, конечно, человек растет. В моей юности что бы я мог сказать президенту, и о чем ему со мной было бы говорить?

Какое из рукопожатий в своей жизни вы считаете самым важным?

– С ним, с Владимиром Владимировичем.

Есть ли те люди, кому вы не подадите руки ни при каких обстоятельствах?

– Думаю, что таких нет. Хотя…  Личному врагу не подам.

В каком смысле врагу?

– В прямом. С которым я веду свою войну. На ринге, конечно, и врагу подам, но это ритуал.

Вы можете признать ошибку, если оказались неправым?

– Такие ситуации, конечно, бывают. И для меня не является проблемой признать свою неправоту. Я стараюсь окружать себя людьми умными. Даже директора по персоналу прошу набирать людей, которые смогут найти наши недочеты, улучшить в компании то, что возможно. Можно оказаться неправым. Я, когда чего-то не знаю, не стесняюсь спросить.

Вы считаете, лучше стремиться к возможному?

– Я считаю, что нужно ставить перед собой цели. Вначале определить то, что ты хочешь получить от судьбы, кем стать в этой жизни. Я нашел свою идею, свою цель: стать лидером в отрасли производителей и переработчиков мяса птицы, и иду к ней. В каждом офисе «Евродона» есть надпись: «Нет недостижимых целей, есть цели не поставленные». И это мудрые слова.

Вадим Шалвович, вы строгий руководитель или, скорее, либерал?

– 50 на 50. Опять же, все зависит от ситуации. Быть чистым  либералом в бизнесе – значит, ничего не построить. Я и строго, даже жестко могу подходить к некоторым вопросам, иногда становлюсь либералом, иногда бываю демократом. По-разному.

А тираном?

– Тираном – нет. Зачем работать рядом с теми, кто «требует» для себя тирании? Если созревает необходимость, чтобы я стал тираном, значит – это уже не мой работник, он уже уволен.

Что для вас может стать испытанием личностной цельности?

– И такое испытание я тоже проходил. Ситуация с «Альфа-групп». Это была проверка Вадима Ванеева, достоин ли он занимать то место на социальной лестнице, да и просто место под солнцем, на котором сейчас находится. То, что произошло со мной и с нашей командой, не каждый  смог бы вынести. Это было колоссальное давление, и это была безусловная проверка. Причем одной из составляющих ее трудностей была спонтанность, эффект неожиданности. Ведь мы и вообразить себе не могли такие события, участниками которых нас вынудили стать. Это было испытание для меня лично не только как бизнесмена, руководителя, человека, от которого зависит работа многих людей и жизнь самой идеи. Это было еще и испытание для меня как мужчины. Я задавал себе и такой вопрос: «Насколько ты мужик?»

 

                «Prospect-sk» позволит себе напомнить ситуацию, о которой идет речь. Она широко освещалась в прессе. В феврале 2016 года компания «Евродон», к тому времени уже крупнейший в России производитель мяса индейки и водоплавающей птицы, столкнулась с угрозой недружественного поглощения со стороны инвестиционной компании А1, одной из структур «Альфа-Групп», принадлежащей  миллиардеру Михаилу Фридману.  Действуя нечистоплотно, А1 стала держателем 40 процентов акций «Евродона – Юг». Холдингу, а также его основателю и владельцу Вадиму Ванееву лично были предъявлены иски, обвинения в неправомерном использовании миллионных кредитов. Это событие вызвало широкий резонанс в обществе. На фоне государственной политики импортозамещения  действия «Альфа-групп» иначе как рейдеровским захватом не называли. Поднялась волна обращений в прессу, через интернет-сообщества в защиту «Евродона». Немалую роль в такой реакции общественности сыграла и личность самого Вадима Ванеева, харизматичного, уверенного, настоящего.

 

Что в вашей жизни оказалось самым сложным?

– Все сложно. Жизнь – она вообще сложная! Когда занимаешься таким большим бизнесом, сложности неизбежны и к ним нужно быть готовым. Никто не верил в меня. Когда я озвучил свою идею, надо мной даже смеялись. Сейчас предприятие живет и развивается. Наш агропромышленный холдинг располагает самым современным в мире оборудованием. В Америке, Израиле, где производством мяса индейки занимаются давно, уже все построено. А мы с нуля начинали, поэтому можем использовать все новейшие достижения в этой области. Сложно приехать в Ростовскую область из Цхинвала и состояться. Несколько лет тому назад мне предлагали пост министра сельского хозяйства Ростовской области.  Я говорю об этом без бравады. Это было в моей жизни. Но политика никогда не была моей целью, не затрагивала область моих интересов. Просто это не мое. Когда я это говорю, многие улыбаются, думают, что я лукавлю. Уверен, что каждый должен заниматься своим делом.

Вы смогли бы все начать сначала?

– Если бы предложили, что ж, начал бы. Кое-что, возможно, и поменял бы, но в основном повторил бы все. Бизнесмены отличаются от остальных тем, что не боятся трудностей, готовы и могут начать все сначала.

Жизнь вас часто испытывала?

– Всю мою жизнь. Любая ситуация становится испытанием для нервов, самолюбия, для гордыни и самомнения. Мало ли для чего. А любое падение тем более готовит для последующего подъема. В бизнесе ценятся те, кто падал, но вставал.

Кто может вас критиковать, чтобы вы адекватно и без обид прислушались к критике?

– Мама… Но даже ее иногда не слушаю!

Беседовала – Марина Черчесова

Один комментарий

  1. Плиева Лолита 2 месяца назад

    Какой ты молодец,Вадим!Какие правильные вещи говоришь!Мы все гордимся тобой.Ты наша гордость!Успехов тебе!

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

code