Владимир УВАРОВ и Наталья СЕРЁГИНА

Владимир УВАРОВ и Наталья СЕРЁГИНА
23.08.2017 prospect
In Интервью

Владимир УВАРОВ И Наталья СЕРЕГИНА

ВСЕ ТОЛЬКО ПО ЛЮБВИ

ВМЕСТЕ ОНИ ПРОЖИЛИ 30 ЛЕТ И 3 ГОДА. КАК И В ЛЮБОЙ СЕМЬЕ БЫЛИ У НИХ РАДОСТЬ И ГОРЕ, ПОБЕДЫ И НЕУДАЧИ,  ОГРОМНОЕ ЖЕЛАНИЕ ИДТИ ДАЛЬШЕ И ВНУТРЕННЕЕ ОПУСТОШЕНИЕ, ОТ КОТОРОГО ОПУСКАЮТСЯ РУКИ И ХОЧЕТСЯ СПРЯТАТЬСЯ ОТ ВСЕГО МИРА. БЫЛО ВСЕ, ПРИЧЕМ УСИЛЕННОЕ КРАТНО, ВЕДЬ ОБА ОНИ – АКТЕРЫ, А, ЗНАЧИТ, ДУША – БЕЗ БРОНИ, ЭМОЦИИ НА КОНЧИКАХ ПАЛЬЦЕВ И ГЛАЗ, ТОЛЬКО ТРОНЬ, ТОЛЬКО НАМЕКНИ И ТУТ ЖЕ ВЗРЫВ, ФОНТАН, ФЕЙЕРВЕРК ЧУВСТВ, ИЛИ ВЫПЛЕСКИВАЮЩИХСЯ НАРУЖУ, ИЛИ КИПЯЩИХ ГЛУБОКО – ГЛУБОКО ВНУТРИ.

                УБЕЖДЕНА, АКТЕР – ЭТО ПРИЗВАНИЕ. КАК, ВПРОЧЕМ, И ЛЮБАЯ ДРУГАЯ ПРОФЕССИЯ: НУ НЕ МОЖЕТ ЧЕЛОВЕК МНОГО ЛЕТ ОБМАНЫВАТЬ САМОГО СЕБЯ. И ЕСЛИ ЗВЕЗДЫ СОШЛИСЬ СЧАСТЛИВО И ВСЕ НА СВОИХ МЕСТАХ, ТО НАСТУПАЕТ ГАРМОНИЯ, ОТ КОТОРОЙ ТЕПЛО И САМОМУ, И ОКРУЖАЮЩИМ.

                СЕВЕРО-ОСЕТИНСКИЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ РУССКИЙ ТЕАТР ИМЕНИ ЕВГЕНИЯ ВАХТАНГОВА НЕВОЗМОЖНО ПРЕДСТАВИТЬ БЕЗ СЕМЕЙНОЙ ПАРЫ И ТВОРЧЕСКОГО ДУЭТА ВЛАДИМИРА УВАРОВА И НАТАЛЬИ СЕРЕГИНОЙ.  МОЖЕТ, НЕПОСРЕДСТВЕННО НА СЦЕНЕ ОНИ УЖЕ ВСТРЕЧАЮТСЯ НЕ ТАК ЧАСТО, КАК БЫ ХОТЕЛОСЬ: НАРОДНЫЙ АРТИСТ РОССИИ ВЛАДИМИР УВАРОВ – ДИРЕКТОР И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ТЕАТРА, ЕГО ВДОХНОВИТЕЛЬ, МЕНЕДЖЕР, ПИАРЩИК, ЗАВХОЗ, РАБОТНИК СЦЕНЫ – СЛОВОМ, ТОТ МЕХАНИЗМ, КОТОРЫЙ ЗАВОДИТ ВСЮ СИСТЕМУ. ЗАТО ДОМА – ОН ЛЮБЯЩИЙ  МУЖ И ОТЕЦ И НЕ ПРОМЕНЯЕТ ЭТУ РОЛЬ НИ НА КАКУЮ ДРУГУЮ.

                РАЗГОВАРИВАТЬ С НИМИ ОДНОВРЕМЕННО НЕПРОСТО: ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ СОЛИРУЕТ, УВЛЕКАЕТСЯ, УХОДИТ В ДРУГИЕ ПРОСТРАНСТВА, А НАТАЛЬЯ, КАК И ПОЛОЖЕНО МУДРОЙ ЖЕНЕ, ТЕРПЕЛИВО ЖДЕТ, ЧТОБЫ ВЫСКАЗАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ. ОНИ СОВПАДАЮТ И НЕ СОВПАДАЮТ, НО ДАЖЕ ЕСЛИ НЕ СОВПАДАЮТ, ТО ЭТО УЖЕ И НЕ ЗАМЕТНО, ПОТОМУ ЧТО 33 ГОДА НАЗАД ОНИ УЖЕ «СОВПАЛИ» И ТЕПЕРЬ ПРОСТО НЕ МЫСЛЯТ ЖИЗНИ ДРУГ БЕЗ ДРУГА.

А как вы познакомились?  Наверное, эта встреча уже была «прописана» на небесах?

Владимир Уваров: – Я совершенно случайно заехал во Владикавказ, приехал ненадолго. Успешно работал в Молдавии в театре, но из протестных соображений – нашего главного режиссера уводили вопреки мнению коллектива – решил уехать и получил приглашения в театры сразу в трех городах: Орджоникидзе, Ульяновска и Ставрополя. И здесь определяющую роль сыграл тот факт, что Владикавказ имел прямое железнодорожное сообщение с городом Курском, где жили мои родители и друзья. Ульяновск – пересадка в Москве, Ставрополь – какой- то прицепной вагон, где тебя разбудят, и будешь ночью блуждать по рельсам, пересаживаться… В общем, выбрал Орджоникидзе. Сразу с поезда пришел в театр – модный, в длинном кожаном плаще – конечно хотелось понравиться. Но когда узнал, что не зная, не видя актера я уже был назначен на главную роль, захотелось все бросить и уехать. Я не знаю, почему, но я остался. Так я получил свою первую главную роль Жоржа Дандена в пьесе Мольера, где Наташа играла Клодину. Ну и дорепетировались – в результате влюбился в Наташу, хотя сначала, признаюсь, я положил глаз на другую.

Наталья Серегина: – Да-да, сначала симпатии были другие, я уж потом. Я была высокая, стройная, с тоненькой талией, с длинными черными волосами. Одевалась хорошо: джинсы еще такие здесь не носили, а мне подруга уже привезла из Франции.

А вам как показался этот молодой человек в длинном кожаном плаще?

Наталья: – Понравился. Он многим понравился. Но выбрал меня. Провожал, стихи читал, цветы дарил. Повез меня в Курск показать родителям.

Владимир: – Она сразу всем моим приглянулась. Стройная брюнетка. Все стали перешептываться: «Вовка женился на осетинке. Красивая». Родителям она понравилась, особенно отцу. А мама, которой сейчас 95 лет, до сих пор говорит с гордостью: «Ну это же Наташа».

И за столько-то лет никогда не пожалели о своем выборе?

Владимир: – Ну что вы. Только Бога благодарю! Не без этого, конечно: бывает, разозлюсь, и срывается: «Так, все. Разводимся». Но это на несколько секунд.

Наталья: – А я обижаюсь. Потом он приходит мириться, всегда первый.

Владимир: – Помню, теща Тамара Васильевна ей советовала: «Он к тебе рыбка-рыбка, и ты уже растаяла. Продержись несколько дней». А тесть был мудрее: «Не лезь, ты что, хочешь их развести?»

А друг от друга вы не устали? Некоторые семейные пары, чтобы освежить чувства, предпочитают отдельно отдыхать. А вы?

Наталья: – Нет, мы только вместе. Я недавно была в Москве, так звонили друг другу каждый час. Только поговорим, опять звонок: «Ну что ты мне не звонишь?»

Театр продолжается и дома? Или у вас табу: работу домой не нести?

Владимир: – Нет, разговоры продолжаются и дома. Причем, бывает, и ругаемся из-за творческих разногласий. Я не выдерживаю: «Ты же Комиссаржевская, ты же великая». Она обижается. Срываюсь, потом жалею очень. Нервы. Меня хватает ненадолго, ведь самая лучшая жена в мире у меня, и я ее безумно люблю. Как это говорят: «счастье, когда ты с удовольствием идешь на работу и также с удовольствием возвращаешься домой»? Это про меня – я счастливый человек, но конечно абсолютного счастья не бывает – периодически возникает что-то огорчающее, и даже больно рянящее.

Наталья: – В театре к нему идут по всем вопросам: надо – не надо. Поэтому и нервы.

И вот тут самое время поговорить об отдыхе, хобби, привычках, которые у вас, судя по утверждениям психологов, уже должны быть одинаковыми.

Наталья: – Ну нет, привычки у нас разные. Вова любит все раскидать, а я люблю порядок. И приучить его не могу. Зато он меня приучил смотреть спортивные передачи. Сам он интересуется всем, кроме фигурного катания. И кричит мне на кухню: «Наташа, скорей, скорей сюда. Вот какой гол забили». А я домашняя, люблю дом. У меня много комнатных растений, я с ними разговариваю. Потом я уже 10  лет веду детскую театральную студию, и мысли заняты поисками всяких необходимых вещей для постановок, для костюмов. Так что дел хватает.

Наталья, вы замечательно выглядите. Поделитесь секретом.

Наталья: – Никакого секрета: в спортзал не хожу, физкультуру дома не делаю. Косметики в обычные дни минимум.  Когда говорю Уварову, что пойду и сделаю круговую подтяжку лица, он отвечает: «Ничего не надо. Ты мне и так нравишься». Из повседневной одежды предпочитаю носить брюки, потому что с недавних пор вожу машину. Хотя мужу больше нравится, когда я хожу в платье. Он считает, что лучше платья для женщины ничего нет. А в молодости я очень любила мини-юбки.

А какое у вас отношение к алкоголю? Не секрет, что актеры, да и не только,  этим средством  зачастую снимают стресс.

Владимир: – Нет, я люблю общение, наши замечательные посиделки, а не пьянку ради пьянки. На следующий день, как бы мы крепко накануне ни посидели, у меня полноценный рабочий день. Да и дома коньяку предпочту хороший чай. Для нас праздник – это когда встречаемся с дорогими людьми, друзьями. А ещё мы любим делать подарки, вот это, наверное, и есть праздник.

Были ли такие случаи, когда вам очень хотелось сыграть какую- то главную роль, а художественный руководитель, он же муж, говорил «нет»?

Наталья: – Да, скорее, наоборот. Бывает, режиссер предлагает мне главную роль, но я сомневаюсь, считаю – не моя. Но Володя умеет меня убедить, и как правило, к счастью, оказывается прав. Вот, например, сомневалась по поводу Бланш в «Трамвае «Желание». Смущал возраст героини. Но и режиссер Владислав Константинов, и Володя убедили меня, что Бланш – это я. Да и сам текст говорит о том, что Бланш по своим переживаниям далеко не девочка, и ее несбывшаяся  любовь с Митчем, вероятно, уже последняя.

Владимир: – У нас с ней есть одна общая черта – мы никогда не выпрашиваем роли, а наоборот сомневаемся. В свое время, в молодости, Наташа очень боялась приступать к роли Раневской. Да и сама жизненная обстановка была тяжелой – ушла из жизни ее мама. Но сделала возрастную роль, переигранную многими театральными звездами,  блистательно, до слез. Да и я очень долго раздумывал: соглашаться ли мне на роль Яго в знаменитом «Отелло» с БимболатомВатаевым. Но спектакль получился замечательный. Он навсегда в памяти.

Ваши дети Денис и Ирина актерскую династию не продолжили?

Владимир: – Нет, Денис работает в Совете Федерации в Москве. У него все складывается хорошо, по-моему, он себя нашел. Дочь только закончила СОГУ, она в процессе поиска.

Чье слово в доме бывает решающим?

Владимир: – Интересный вопрос. Напишите, что Уваров затих и ждет ответа жены.

Наталья: – Муж обычно говорит: «Все должно быть только по-твоему…» Но нет,  по-разному. В основном, решаем все сообща.

Удалось вписаться в культуру Осетии? Вы же из Курска?

Владимир: – Мой отец был военным, в разъездах, и я родился в Полоцке. Но мы очень быстро оттуда уехали, я ничего об этом городе не помню. А в Осетии я прожил большую часть жизни, поэтому нисколько не лукавлю, когда говорю, что моя родина – Осетия. Обязательно соблюдаем традиции осетинского застолья, даже когда бываем в Курске. Приучили уже всех тамошних друзей. Теперь они говорят тосты длиннее, чем я. И сын чтит наши традиции в Москве. И пироги осетинские Наташа печет. Даже в Англии, когда гостили у ее сестры. Кстати, всегда скучаем по дому, где бы ни были. В прохожих начинаем «узнавать» знакомых людей. Это значит, пора возвращаться.

Ну и напоследок расскажите, что такое любовь? И сами пожелайте себе то, чего бы вы хотели.

Наталья: – Не могу сказать конкретно. Прожили мы с Вовой 33 года – вот это любовь. Он не хочет молодую жену, как это сейчас модно, а мне не нужен бизнесмен. Все идет так, как есть.

Владимир: – Не знаю. Нет этому чувству определения. Это, наверно, то, когда понимаешь, что без этого человека не можешь жить. Я всегда ее прошу: «Пожалуйста, не болей, береги себя. Если что с тобой случится, я жить не буду».

Наталья: – Поэтому желаю нам всем здоровья. Сейчас нам это уже важно.

Владимир: – А я желаю, чтобы как можно дольше быть рядом с теми, кого люблю и кем безмерно дорожу. У нас уже такой совместный прожитый стаж с Наташей, с друзьями, с театром, что мы уже не сможем, не успеем обрести его с другими. И не хочется ничего менять!

автор – Тамара Бунтури (№ 38, 2016г.)

Комментариев нет

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

code