МУДРАНОВ vs. ГЕДУЕВ

МУДРАНОВ vs. ГЕДУЕВ
24.08.2017 prospect
In Интервью

МУДРАНОВ vs. ГЕДУЕВ

ПРОШЕДШАЯ В ЭТОМ ГОДУ В РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО ОЛИМПИАДА СТАЛА ДЛЯ МНОГИХ БОЛЬШИМ РАЗОЧАРОВАНИЕМ, НО КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ ОНА ПОДАРИЛА НЕЗАБЫВАЕМЫЕ МГНОВЕНИЯ, КОТОРЫЕ, НАВЕРНЯКА, УЖЕ ОСТАЛИСЬ В ИСТОРИИ: ЭТО ТРИУМФАЛЬНЫЙ ПУТЬ К ПЬЕДЕСТАЛУ ДЗЮДОИСТА БЕСЛАНА МУДРАНОВА И БОРЦА ВОЛЬНОГО СТИЛЯ АНИУАРА ГЕДУЕВА. ТОТ ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ОНИ ПОДАРИЛИ КАЖДОМУ ЖИТЕЛЮ РЕСПУБЛИКИ, КАЖЕТСЯ, ДО СИХ ПОР ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

ОСОБЫМ, ИЗЫСКАННЫМ УКРАШЕНИЕМ ИХ УСПЕХА СТАЛИ СКРОМНОСТЬ, ПРОСТОТА, ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНОСТЬ ОБОИХ СПОРТСМЕНОВ, ИХ ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА СЛОВНО БЫ ПРИДАЮТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СИЯНИЕ ИХ МЕДАЛЯМ.

Говорят, что самые сложные испытания – это огонь, вода и медный трубы, то есть слава. Какое испытание для вас было самым сложным?

Беслан: – На самом деле я не очень привык к вниманию. Когда много народу собирается, как, например, во время встречи на родине после Олимпиады, и все они обращают свое внимание именно на меня, я себя очень скованно чувствую. И для меня, честно говоря, лучше две олимпиады отбороться, чем в такой ситуации оказаться, чтобы я был в центре событий.

Аниуар: – Каждый человек, любой спортсмен в какой-то момент своего пути, наверное, готов сломаться – иногда хочется все бросить, страшно надоедает одно и то же. Наша жизнь в сборной – это ведь рутина: в восемь зарядка, опоздать нельзя, несколько тренировок в день. Тренеры гоняют спортсменов, их нужно беспрекословно слушаться, почти, как в армии, одним словом. Если ты расслабишься или дашь промашку, найдутся те, кто заменит тебя – талантливые и настойчивые борцы. Психологически надо это все суметь выдержать. И со временем, если суждено, победишь. Это, наверное, самое трудное было для меня – набраться терпения, дождаться момента. Я никогда не был фанатично предан спорту.

Ваши семьи были готовы к тому вниманию, которое обрушилось на них после Рио?

Беслан: – Я думаю, что нет. То, что моя семья оказалась в тот период в центре внимания, и столько людей к ним обращалось, было не только неожиданным, но и впервые для всех моих родственников. Никто из них до этого даже интервью не давал на телевидении. И я думаю, что для них это было что-то совершенно новое. И они ощущали себя не то, чтобы скованно, но и не так, как обычно.

Аниуар: – Такое внимание всегда мгновенно, через пару дней, условно говоря, все забывается. Люди отвлекаются от этой темы. Даже про олимпийских чемпионов забывают, не то что о призерах. Я просто рад, что смог порадовать Кабардино-Балкарию, и она, в свою очередь, оказала нам небывалую поддержку.

Не спрашиваю об эмоциях, которые испытываешь на олимпийском пьедестале… Но какие-то мысли были в голове? О чем вы подумали в первую очередь, когда поняли, что победили?

Беслан: – Честно говоря, я даже не помню, какие мысли у меня были. Но я помню, как осознал, что эту последнюю схватку выиграл, но каких-то особых эмоций или мыслей, что я стал олимпийским чемпионом, у меня не было в тот момент. И в голове сразу не укладывалось, что я уже выиграл Олимпиаду. Просто понимал, что борюсь с чемпионом мира. Поэтому первой мыслью было то, что «я выиграл у него». А потом уже постепенно начал понимать, что не просто у него выиграл, но выиграл такие значимые соревнования.

Аниуар: – Я думал о том, что до финала я по жеребьевке попал на самых сложных соперников. Три схватки я боролся, и все они были самыми серьезными из возможных противников. А в финале чувствовал, что сильнее соперника – борцы это всегда чувствуют. Но после травмы и перевязок я уже начал «плыть»… А так из всех схваток на Олимпиаде финальная должна была стать для меня самой простой. Но видимо, так было суждено. Больше я ни о чем не думал в тот момент.

Вы оба были очень сдержанны во время награждения. Сложно было держать эмоции в себе, или для вас это естественно?

Беслан: – На самом деле я спокойный человек, наверное, поэтому и там каких-то особых эмоций не проявил. Конечно, после финального броска у меня секундные эмоции были, но таких ощущений, что надо с себя кимоно срывать, бросать его, кричать – такого у меня не было. Просто характер у меня, наверно, такой.

Аниуар: – Для некоторых, наверное, сложно сдерживать эмоции, но я не могу демонстративно переживать. Всю жизнь мы росли так, что и радость, и горе – все в себе учили держать. Наш отец, например, внешне очень спокойный и сдержанный человек – все переживает внутри себя. А на кого же еще равняться нам, как не на родителей? С кого брать пример? Как я понимаю, человек должен быть скромным, не выставлять все напоказ – порадуешься где-то среди самых близких, а не в тот момент, когда на тебя смотрит весь мир.

В определенном смысле сегодня вы – символ национального духа для адыгов по всему миру. Жизнь к такому вас готовила?

Беслан: – Не сказал бы, что я символ национального духа, не назвал бы себя так. Кроме меня есть еще олимпийские чемпионы, и призеры олимпиад, и вообще много достойных людей, на кого можно равняться. Я, честно говоря, не знаю, что и сказать по этому поводу… Просто я себя таким не считаю. Но мне, конечно, будет очень приятно, если наш народ, молодежь, в частности, найдет для себя правильные примеры, и у нее, у молодежи, появятся какая-то цель в жизни, какие-то новые стремления.

Аниуар: – Не думаю, что я стал национальным символом… Могу только сказать, что я рад, если помог чем-то сплотить черкесский народ, если это пошло на благо. Нас очень поддержали! На Олимпиаде-2016 выступали пятеро адыгов, с двоими – Петром Хамуковым и Рустамом Ассакаловым – я до этого не был знаком, только слышал о них, но в Рио познакомились. Мы все переживали друг за друга, болели, как за родных братьев.

Вы нататами или ковре и вы в повседневной жизни – это один и тот же человек, или вы все-таки разные?

Беслан: – Я скажу, что, наверное, все-таки это два разных человека, хотя, возможно, не так много отличий между ними… Ну, например, в жизни я не большой любитель грубить людям, и на татами тоже не люблю грубость. Но там, нататами, конечно, я сконцентрирован и иногда бываю злым, хотя в остальное время редко это со мной происходит. В спорте порой иных вариантов поведения нет: если ты так же мягко будешь вести себя с соперником, как привык общаться с людьми, то, скорее всего, они в ответ не будут вести себя так же. Поэтому приходится себя преодолевать, переделывать на те пять минут, что идет схватка.

Аниуар: – У любого спортсмена перед соревнованиями наступает такой период, когда он должен сосредоточиться, собраться, не расплескивать свои эмоции, чтобы там, на ковре, выплеснуть все! На сборах нас изолируют, чтобы мы лишний раз не нервничали, не растрачивали свою энергию, даже не общались с посторонними. Поэтому, когда выходишь на ковер, ты, как пружина, распрямляешься. Поэтому, думаю, что на ковре и в жизни я – один и тот же человек, просто в разных ситуациях разные черты моего характера выступают на первый план.

Спорт для вас – это самое важное в жизни, или лишь ее составная часть?

Беслан: – Не то, чтобы самое главное в моей жизни – это спорт, но, безусловно, это одна из основных составляющих ее частей. Потому что я спортом занимаюсь уже восемнадцать лет и уже, наверное, не смогу без спорта жить. Но самое главное в жизни для меня – это радовать своих родителей, семью, родственников, друзей и людей, которые близки мне. Самое главное, чтобы я не удивлял их чем-то плохим – поведением или делами. Любой человек, чего бы он ни достиг, должен оставаться человеком.

Аниуар: – Спорт – это сама наша жизнь, наверное. Мы с детства в этой сфере. Важнее только семья – родители, дети, жена, братья. Ничем другим мы не зарабатываем на жизнь. Но своих детей я бы не отдал в профессиональный спорт – только для поддержания здоровья. Через что я прошел – физически и психологически, это только спортсмены знают. Я думаю, если мужчина поставил перед собой цель, он должен сделать все, чтобы добиться ее достижения. По крайней мере, он должен знать, что сделал для этого все. Поэтому в последний год перед Олимпиадой я выложился по полной, чтобы дойти до нее. Ведь не только за себя борешься: сколько труда и времени в нас вкладывают тренеры, ездят с нами на сборы и соревнования, оставляя свои семьи. И думаешь о том, что и его не можешь подвести, и себя – положившего столько лет ради этого самого момента.

автор – Марина Битокова (№ 38, 2016г.)

Комментариев нет

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

code