Сослан РАМОНОВ и Анатолий МАРГИЕВ

Сослан РАМОНОВ и Анатолий МАРГИЕВ
24.08.2017 prospect
In Интервью

Сослан РАМОНОВ и Анатолий МАРГИЕВ

ЧЕМПИОНЫ

НАВЕРНОЕ, НЕ ОСТАЛОСЬ НИ ОДНОГО ИЗДАНИЯ, КОТОРОЕ ПОСЛЕ ТАК ТРУДНО ДАВШЕЙСЯ НАШЕЙ СТРАНЕ ОЛИМПИАДЫ, НЕ ЗАТРОНУЛО СПОРТИВНУЮ ТЕМУ. НАШ ЗЕМЛЯК, ЗАВОЕВАВШИЙ ЗОЛОТО НА БОРЦОВСКОМ КОВРЕ СОСЛАН РАМОНОВ, МНОГО РАЗ РАССКАЗЫВАЛ О СВОЕЙ ПОБЕДЕ И С ЭКРАНОВ ТЕЛЕВИЗОРОВ, И СО СТРАНИЦ СОЦСЕТЕЙ. СТРАСТИ ПОНЕМНОГУ УЛЕГЛИСЬ. ВСЕ ЭМОЦИИ СО ВРЕМЕНЕМ ПРОАНАЛИЗИРОВАНЫ. И ИМЕННО ЭТОГО МОМЕНТА ЖДАЛ «PROSPECT-SK».

                ВСТРЕЧА С ЧЕМПИОНОМ И ЕГО ТРЕНЕРОМ АНАТОЛИЕМ МАРГИЕВЫМ ПРОХОДИЛА В НАШЕЙ РЕДАКЦИИ. СЛУШАЯ ВОПРОСЫ, СОСЛАН ИНОГДА УЛЫБАЕТСЯ СВОИМ ВНУТРЕННИМ МЫСЛЯМ, ОБДУМЫВАЯ ОТВЕТ. И ТЕПЕРЬ, В НЕБОЛЬШОМ ОФИСЕ, ТАК ОЧЕВИДНО, ЧТО МОЙ ВИЗАВИ НЕ ПРОСТО ЧЕМПИОН И ПОБЕДИТЕЛЬ, НО И ОТКРЫТЫЙ ЧЕЛОВЕК: ТОЛЬКО МЯГКОСТЬ, ПОНИМАНИЕ И ВНИМАНИЕ.

Сослан, когда вы почувствовали себя чемпионом, там, стоя на пьедестале, или когда увидели реакцию соотечественников, приехав домой?

                – Вообще, Олимпийские игры я всегда себе представлял как какое-то сверхъестественное действо. Это и в самом деле большой праздник. Но когда стоял на пьедестале, я этого не ощущал. И когда спустился с него, начались поздравления, тогда-то и начало понемногу приходить понимание того, что я стал чемпионом. А вот приехав на родину, в самом деле, понял, насколько важна была моя победа. Так, как меня встретил наш народ, не описать словами, потому что их просто не хватит, чтобы передать всю эмоциональность происходившего. Это был грандиозный всплеск положительных эмоций!

Естественно, что сейчас нас интересует именно тот бой. Что было самым сложным?

                – В соцсетях мою победу называют местью за БесикаКудухова, талантливого спортсмена, который, к сожалению, рано ушел из жизни. Но, конечно, такое определение в корне не верно. Это неправильно по отношению к моему азербайджанскому сопернику. Я давно знаю этого спортсмена, и, конечно, ни о какой мести речи не идет. Между нами только спортивное соперничество, за ковром мы дружим. Но в финале так совпало, что именно он, победивший Бесика на прошлой Олимпиаде, стал моим визави. И мне посчастливилось выиграть эту схватку. Я не могу выделить что-то одно, что составило сложность именно этого состязания. Вообще, выступать на Олимпиаде – непросто.

Вы верили в победу, или спортсмены не думают об этом во время соревнований?

                – Спортсмены вообще стараются не думать перед соревнованиями. Голова должна быть светлой и легкой. Главное – расчетливо подойти к схватке. Излишние эмоции только мешают.

Вы чувствовали, что именно на этой Олимпиаде российским спортсменам особенно необходимы были победы?

                – Нам тяжело пришлось еще и до Олимпиады. Спортсменов не допускали, но нам посчастливилось участвовать в этих Олимпийских играх. Это уже победа, я считаю. Мы приехали в Рио за 4 дня до соревнований. Каждый день кто-то из сборной приходил с медалью. Конечно, это стимулировало, вызывало желание тоже не остаться за бортом. Я выступал в день закрытия Олимпийских игр. И эта медаль, которая пополнила российскую копилку, стала своеобразным восклицательным знаком.

Насколько допинговые скандалы в нашей сборной, которыми запомнится эта Олимпиада, сбивали с ритма спортсменов?

                – Еще как сбивали! Нас раза 4, не меньше, поднимали рано утром, заставляли проходить все процедуры. Конечно, это сбивало с ритма тренировок. Для определенных процедур необходимо было пить много воды, это тоже перекраивало день. А если говорить о человеческом отношении, то все эти пробы можно было брать в удобное для спортсменов время. Но с нами не считались. И несмотря ни на что мы выступили, стали чемпионами.

Стоя рядом с Президентом РФ, вы чувствовали значение свое победы?

                – Владимир Владимирович, я считаю, оказывает большое влияние на самые различные сферы. И в спортивной жизни страны он, что называется, держит руку на пульсе. То, что сборная выступила в Рио, – и его заслуга в том числе. Он сумел отстоять многие виды спорта. Поэтому, стоя рядом с ним, значимость своей победы я остро ощущал.

Скажите, с точки зрения спортсмена, насколько его победа принадлежит также и тренеру?

                – Роль тренера нельзя переоценить. Возможно, я не назову процентное соотношение. Но есть такие моменты, в которых нужно полностью довериться и положиться на мнение наставника. Например, самому и бороться, и составлять расписание тренировочных и выходных дней, диету и настрой – просто невозможно. Он видит нас со стороны, так же как и наших соперников. Расчеты производит именно он. Конечно, есть моменты, с которыми я не соглашаюсь с ним: мы все люди характерные, поэтому без разногласий не может быть общения. Но я стараюсь прислушиваться и следовать его советам.

Кому из близких эта ваша победа особенно важна?

                – Я не могу выделить кого-то одного. Каждый член моей семьи, моей фамилии, моей улицы, города, республики и страны болел за меня. По крайней мере, у меня создалось такое впечатление. Мне потом прислали видеозапись, где остановили проведение свадьбы и все гости и виновники торжества смотрели мой бой, эмоционально болели и искренне бурно радовались победе. Такое не может не вдохновлять, не придавать сил. Вся республика ликовала! Это непередаваемые чувства. Тогда мне стало понятно, скольким людям я принес радость.

Есть в планах три олимпийских золота?

                – Впереди новый цикл игр. После них и буду строить планы. Я еще молодой, все, надеюсь, впереди. Я считаю, все возможно.

Отвечая на мои вопросы, Сослан иногда переводит взгляд на Анатолия Хазбиевича. Нет, не похоже, что ищет у него одобрения своим ответам. Просто ему действительно важно, что тренер слышит его. Анатолий Маргиев – личность не просто интересная и известная. Он – легенда. Через руки главного тренера ЦСКА прошли многие чемпионы. Его заслуги перед армейским клубом признаны не только поклонниками, но и завистниками. А разве это не является лучшей характеристикой спортсмена, человека, мужчины…

Анатолий Хазбиевич, вы воспитали не одного чемпиона. Меняются ли со временем и с новыми победами чувства тренера, когда его воспитанник стоит на пьедестале?

                – Думаю, самое острое чувство радости я испытал, когда мой ученик стал третьим призером первенства СССР в весе 45 килограммов. Это был Вадим Богиев. Потом появились другие чемпионы. Мои ученики побеждали и на Олимпийских играх. Когда подводишь человека к победе, возникает чувство исполненного долга перед страной, республикой, но исчезает мотивация и внутри возникает какая-то пустота. И все начинается заново. Острота притупляется. Я горд победой каждого из них, это несомненно, но первый успех незабываем, конечно.

А как вы видите талант в спортсмене? По каким-то физическим показаниям, или это уже профессиональное чутье?

                – Все в комплексе. Но главное, наверное, все-таки чутье. Мастерство тренера в том и заключается: увидеть талант и понять, по какому пути ему идти, чтобы достигнуть наибольших результатов. Помочь в работе над недостатками и развивать сильные стороны. И в этом процессе сильные стороны вытесняют недостатки.

На этой Олимпиаде все случилось так, как вы это видели, или она оказалась богатой на сюрпризы?

                – Изначально не давил на Сослана грядущей Олимпиадой. Поставил перед ним цель – чемпионат страны 2014 года. Он выступил блестяще, выиграл и Россию, и чемпионат мира. В 2015 на чемпионате мира он не стал первым, но вошел в тройку призеров: ему помешало недомогание перед матчем. И честно вам скажу, это меня не огорчило. Он мог остановиться на том результате и перестать развиваться. Поверьте мне как тренеру. Олимпиада – это особая стадия, совершенно особое психологическое напряжение. Из-за накала страстей вокруг нашей сборной, я, конечно, переживал за эмоциональное состояние Сослана. Ведь очевидно, что спортивные состязания перешли в политическую борьбу. Я думаю, что иначе как спортивной войной эту ситуацию не назовешь. Но наша страна выдержала натиск экономический, политический, информационный и, считаю, что теперь и спортивный. Перед схваткой стараешься не думать о результате, так что победа стала лучшим сюрпризом и наградой.

На что вы теперь будете делать упор в тренировках с олимпийским чемпионом СосланомРамоновым. План уже есть?

                – План в его отношении у меня есть уже давно. Тот путь, который  я вижу для Сослана Рамонова, он прошел уже процентов на 75. Но впереди еще много работы. Есть большая трудность: теперь все потенциальные соперники станут досконально изучать его стиль, технику. И затачиваться станут именно под него. Тяжелее будет идти дальше. Но за счет того, что его потенциал не исчерпан, мы надеемся на хорошие результаты. Сейчас все наши мысли только о следующем сезоне.

Скажите, а какая тропа привела физика-математика в спорт?

                – Я был физически сильным, довольно перспективным спортсменом. Но после перенесенной серьезной болезни выпал из профессионального спорта. И тогда для себя решил, что если мне не суждено самому стоять на олимпийском пьедестале, то я могу воспитывать чемпионов. После победы в Атланте, когда Богиев и Магомедов стали чемпионами, было время, когда я решил оставить своих воспитанников на других тренеров, а сам выступал просто как организатор спортивного процесса. Но из этого ничего не вышло, потому что уже через год ЦСКА не дал сборной ни одного достойного кандидата, который бы попал в призеры чемпионатов и первенств России. Это не могло меня устроить, и я вернулся на тренерскую работу. А физико-математическое образование помогает в расчетах. Аналитический склад ума – тоже подспорье в тренерской работе. Сегодня, чтобы быть в нашем деле первым, нужно чуть-чуть опережать развитие борьбы.

Ваши дети не имеют отношения к спорту?

                – Моя дочка была очень спортивной в детстве. Но мы невовремя ее отдали в спорт, поэтому в профессионалы выбиться не удалось. Но она пошла по своему пути, стала хорошим дизайнером. Сейчас работает в команде у Юдашкина. А сын тоже немного занимался спортом. Но учеба в МГИМО забирает много времени и сил. Уделять внимание семье в должной мере  у меня не получалось никогда. Времени на детей было мало. Но дух отца дома всегда присутствует.

Вы делали чемпионов так же как и они делали вас одним из великих тренеров современности. Какие чувства испытывает человек, который присутствовал на открытии своего бюста на аллее славы ЦСКА?

                – Меня всегда смущают вопросы по поводу этого бюста. Много сил вложено в открытие и развитие спортивной школы единоборств ЦСКА. И сейчас она налаженно работает по разным направлениям, не только по борьбе. Ведь это и интернаты, спортивные школы, центры подготовки олимпийских резервов. И этот вклад не остался незамеченным. Я пытался отказываться от такого знака, отмечающего заслуги. Но меня убедили в необходимости этого шага. Много, конечно, преград было, завистников. Но спортивная школа ЦСКА существует, готовит чемпионов и будет жить долго после меня. Это главная награда и, конечно, настоящая гордость.

Для Северной Осетии очень характерно, когда чемпионы, окончив спортивную карьеру, идут в политику. Как вы к этому относитесь?

                – Когда-то и меня приглашали в политику. Но я всегда знал, что мое место в спорте и больше нигде. А то, что спортсмены идут в политику, это неплохо. Они выросли, стали что-то значить, испытали свои силы, доказали свою состоятельность как сильные личности. Так что я к этому нормально отношусь.

А с позиции тренера, насколько эта победа принадлежит и вам?

                – Нет и не может быть спортсмена без тренера, так же, впрочем, как и тренера без спортсмена. Мелочей в спорте нет. Я знаю о своих воспитанниках практически все: от душевного состояния до предпочтений в часах тренировки. И все это учитываю в работе. В этом отношении, конечно, его победа принадлежит и мне тоже, впрочем, как и всей нашей стране.

Скажите, взаимоотношения между тренером и его подопечным, они похожи на общение родителя со своим сыном, или вы смотрите на ребят как мастер на свои творения? А может быть это партнерство равных?

                – Для меня очень важно доверие. Если уверен в том, что все рекомендации выполняются, то спокойно работаешь. А если спортсмен не выполняет мои задания, требования – нам нечего делать в одной связке. Когда в человека вкладываешь душу, ум, время, энергию – он, конечно, становится родным. Естественно, не бывает без стычек и непонимания. Я и в жизни, и в спорте спокойный и уверенный человек. Мне ведь приходится быть для них и своеобразным буфером, смягчающим то давление, которое идет в их сторону, ведь от спортсмена всегда ожидают результатов. Буквально как за малыми детьми слежу за своими воспитанниками, берегу их даже от вирусов. Потому что когда человек на пике физического напряжения, он очень подвержен простудным заболеваниям. Иммунитет бывает практически на нуле. Так что для моих учеников я и отец, и друг, и тренер.

Ваша жизнь уже в основном сложилась, у вас есть имя, карьера, чемпионы. Осталось ли еще что желать от нее?

                – Конечно. Много чего осталось еще желать: нянчить внуков, помочь открыть центр подготовки борцов на своей родине, в Южной Осетии. Ну и Сослан еще стоит в начале своего пути…

Ваш дом – это дом спортсмена, осетина или москвича?

                – В Москве я живу уже 40 лет. И с уважением и любовью отношусь к этому городу, его жителям. Но, скорее всего, мой дом – это дом осетина. Культуру, которую мне передали мои старшие, несу в себе, где бы ни находился. На нашем столе в праздники всегда три пирога. И я стараюсь передать это своим детям.

автор – Марина Черчесова (№ 38, 2015г.)

Комментариев нет

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

code