Эдуард КОКОЙТЫ

Эдуард КОКОЙТЫ
20.02.2018 prospect

Эдуард Кокойты: «Я никуда из народа не выходил и не собираюсь»

ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА ДВАДЦАТИЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ – ЭТО СВОЕОБРАЗНЫЙ ПЕРЕХОД ОТ БЕСПЕЧНОЙ ЮНОСТИ К БОЛЕЕ ЗРЕЛОМУ, ОТВЕТСТВЕННОМУ ВОЗРАСТУ. А ЧТО ЗНАЧАТ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ДЛЯ МАЛЕНЬКОГО ГОСУДАРСТВА, КОТОРОЕ ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ ПРОВЕЛО В БОРЬБЕ ЗА СВОИ ПРАВА И СВОБОДЫ? ЧТО ОНИ ЗНАЧАТ ДЛЯ НАРОДА, КОТОРЫЙ ЖИЛ В ПОСТОЯННОМ НАПРЯЖЕНИИ И СТРАХЕ ЗА СЕБЯ И СВОИХ БЛИЗКИХ? СТОРОННИМ НАБЛЮДАТЕЛЯМ ТРУДНО ПОНЯТЬ ЧУВСТВА ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ 20 СЕНТЯБРЯ 2010 ГОДА С ОСОБЫМ ТРЕПЕТОМ ПОЗДРАВЛЯЛИ ДРУГ ДРУГА С 20-ЛЕТИЕМ СО ДНЯ ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ. ОДНАКО ПО-НАСТОЯЩЕМУ СВОЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ РЕСПУБЛИКА ОБРЕЛА В «СОВЕРШЕННОЛЕТИЕ» – В 2008 ГОДУ. ОТНЫНЕ В КАЛЕНДАРЕ ЗНАЧИМЫХ ДАТ ДЛЯ ЮГООСЕТИНСКОГО НАРОДА ДВА ЯРКО-КРАСНЫХ ДНЯ: 26 АВГУСТА – ДЕНЬ ПРИЗНАНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ И 20 СЕНТЯБРЯ – ДЕНЬ РЕСПУБЛИКИ. ПОЗДРАВИТЬ С НАЦИОНАЛЬНЫМ ПРАЗДНИКОМ И ПОБЕСЕДОВАТЬ О РЕАЛИЯХ ЮЖНОЙ ОСЕТИИ МЫ РЕШИЛИ С ПЕРВЫМ ЛИЦОМ РЕСПУБЛИКИ – ПРЕЗИДЕНТОМ РЮО ЭДУАРДОМ ДЖАБЕЕВИЧЕМ КОКОЙТЫ.

Эдуард КокойтыМы вас поздравляем с Днем республики! Желаем процветания, роста и благополучия! Расскажите, как прошло празднование?

– Праздники прошли достойно. Вообще, любой праздник, особенно такой значимый, в первую очередь проводится для народа. И мы максимально постарались, чтобы создать праздничное настроение для всех граждан республики, на долю которых выпало много испытаний. Было сделано все для того, чтобы жители почувствовали свою победу, ощутили достижения! Несмотря на то, что воссоздавать в Южной Осетии сегодня нужно очень многое, хотелось отойти от повседневных хлопот и дать людям возможность порадоваться жизни. День республики – это праздник каждой осетинской семьи, каждого жителя Южной Осетии, тех, кто все это время вносил свой посильный вклад для того, чтобы республика обрела свою независимость. И неважно – сражался ли он с оружием в руках, восстанавливал разрушенные «градами», авиабомбами и танками дома, детские сады, школы, больницы, возделывал землю или просто воспитывал детей. Это наш общий праздник!

Эдуард Джабеевич, а как лично для вас прошли эти двадцать лет?

– Для меня они прошли точно так же, как и для всего нашего народа. Я – частица осетинского народа! И то, что народ оказал мне столь высокое доверие, и я могу служить ему – это большая честь для меня. Вся моя деятельность – выполнение воли народа Южной Осетии, которую он выразил во время референдумов.

Исполнилось уже два года со Дня признания независимости РЮО. Что изменилось в республике за эти два года?

– Несмотря на то, что то же солнце светит над Южной Осетией, те же реки текут с наших гор, изменилось очень многое. Самое главное – народ республики живет новой мирной жизнью, у него уже совсем другой настрой. Наступивший мир в каждого человека вселил уверенность, что он теперь строит для себя и своих детей, на благо своего государства, не опасаясь, что может случиться очередная агрессия или обстрел. Поэтому эти два года для нас особенные – мирные.

Представляете ли вы сегодня Южную Осетию без себя и готовите ли себе преемника?

– Конечно, представляю. Южная Осетия – это государство, которое создано волеизъявлением народа. И еще раз хочу сказать, я – лишь частица этого народа. И буду служить ему в любом статусе. Наша республика – международно-признанное государство, созданное волей народа, поэтому с этим надо считаться и ценить, а не ставить какие-то собственные политические амбиции превыше этого. Я считаю, что это было бы преступлением против народа, республики и государства. А наше государство будет жить долго и счастливо, независимо от того, кто его будет возглавлять. Главное, чтобы новый руководитель любил его, ценил то, что создано народом, и помнил тех, кто отдал свои жизни за то, чтобы это государство состоялось!

Слова, полные надежды и веры, что завтра обязательно будет светлым. Глаза Эдуарда Джабеевича сверкали истинным патриотизмом – той самой любовью к Родине, когда человек не просто говорит, но и делает все возможное на благо своего государства и народа.

А как обстоят дела с рождаемостью и смертностью в Южной Осетии? Какие меры предпринимает руководство для улучшения демографической ситуации?

– В последнее время проблемы демографии стоят везде. И зависят они от личности и семьи – одним патриотизмом эту проблему не решишь. Для этого нужно создать нормальные социальные условия. Мы позиционируем Южную Осетию как государство социальной направленности, поэтому в этой сфере будем прилагать максимум усилий, чтобы улучшить положение людей, что в итоге и будет отражаться на демографии. Но в любом случае, к нашей радости, а для недоброжелателей Южной Осетии – к сожалению, у нас идет прирост населения. Это очень хорошо и обязательно стоит отметить. И спасибо тем, кто действительно делает все, чтобы поднять республику, помогая во всех сферах. Во время парада, посвященного двадцатилетию республики, отдельной колонной вышли многодетные семьи. Для них это был особый почет, а для остальных – хороший пример. Очень радует, что среди многодетных семей немало молодых. И при распределении жилья в микрорайоне «Московский» много молодых семей получили квартиры и дома по линии молодежной государственной программы, которую мы реализуем.

Расскажите подробнее о системе распределения жилья в «Московском» микрорайоне.

– Этим у нас занималось молодежное правительство. И хотя сейчас формируется новый состав этого органа, первое поколение его участников в полной мере справилось с моими поручениями по данному фронту деятельности. Считаю, если бы были задействованы другие официальные госструктуры, там было бы больше волокиты. Все вопросы, касающиеся распределения жилья, абсолютно прозрачны: информация о них есть даже в Интернете. В каждом ведомстве проводились собрания, на которых обсуждались приоритетные права на получение жилья. Отдельной графой шли многодетные семьи и семьи погибших. Среди многодетных есть такие, где младшему ребенку уже 20 лет, а есть, где старшему всего 10-12. Конечно, предпочтение отдается вторым. Но были и такие случаи: приходит на прием женщина, проходящая по спискам многодетных матерей. Я никогда таким не отказываю в приеме. Приходит и говорит о том, что муж болеет, а в семье двенадцать детей. Конечно, я готов оказать необходимую помощь! Но я спрашиваю у нее: «Сколько лет старшему?» – «Пятьдесят». – «А младшему?» – «Двадцать пять». И если столько детей, которым уже больше 20 лет, не могут ухаживать за своим отцом, то с какой совестью они обращаются к президенту?! Они пришли ко мне себя позорить? Я-то не откажусь помочь, но хочется воззвать к совести таких людей. Или взять, к примеру, отдельные семьи погибших. Всем тяжело, для нас это тоже большая трагедия, но когда начинают спекулировать своим горем, они позорят память павших. Именно поэтому мы создали общественные организации, которые сами составляют списки действительно нуждающихся. Процесс распределения на сегодня завершен. И вот теперь мне должны подать развернутые списки, содержащие, в частности, информацию о том, кто, где и какую должность занимает. Я уверен, что в них не больше 10% представителей руководящего состава. Если человек нуждается в улучшении жилищных условий, он же не должен из-за того, что занимает какой-то пост, терпеть неудобства. Я ожидал, что будет намного больше проблем. Но в ходе открытого итогового собрания было высказано всего два возражения, да и те звучали как пожелания помочь тем семьям, которые остались без жилья. Поэтому, когда мне на пресс-конференциях задают вопросы по данной теме, хочется сказать: поищите информацию в Интернете, там есть все сведения. Среди тех, кто возмущается, что мы неправильно ведем политику распределения жилья, есть и такие, кто, имея хороший дом во Владикавказе или не пострадавший от агрессии двухэтажный особняк на территории Южной Осетии, приходят и бьют себя в грудь, требуя квартиру на том основании, что они ввосьмером теснятся в двухкомнатной квартире. А кто же вас загоняет в эту квартиру?! У тебя большой дом в селе, живи в нем, поднимай свое село, ухаживай за могилами своих предков! Вот такие люди и дискредитируют наши хорошие начинания и мешают молодым людям, которые очень серьезно подошли к распределению квартир в этих домах. Заметьте: этим занимается не президент, а сама молодежь!

Гордость. Именно такое чувство переполняло президента, когда он говорил, что вопросами распределения жилья занимается молодежь. Каждому поколению отцов кажется, что их дети – хуже, чем могли бы быть. Но Эдуард Кокойты верит, что смог взрастить достойную смену. И именно это поколение сможет претворить в жизнь мечты о цветущей Южной Осетии.

Как изменилось ваше мировоззрение после событий августа 2008 года?

– Август 2008-го заставил меня увидеть жизнь совершенно другими глазами… Этот август дал возможность народу Южной Осетии начать жить по-новому, на новом этапе развития нашего государства. Это – самое главное!

Война закончилась. А информационное противостояние продолжается, или народ получает объективную информацию?

– Против нашей республики в августе 2008-го

была осуществлена не только вооруженная, но и информационная агрессия. С вооруженной агрессией мы справились: с помощью Российской Федерации спасли народ Южной Осетии от полного уничтожения. Что же касается информационной, то, к сожалению, у нас пока нет таких успехов, потому что против нас работает весь Запад, который не желает взять на себя ответственность за события лета 2008 года. Ведь Запад поддерживал и поддерживает Грузию, он ее вооружал и вооружает: сегодня военный потенциал этой страны возрос. Хочу также обратить внимание, что информационное давление еще усилилось: в 2008 году после посещения Грузии Кондолизой Райс, и теперь – после приезда Хиллари Клинтон. Сегодня идет новая волна информационной агрессии против Южной Осетии, ведь в 2011 году состоятся выборы президента нашей республики. Мы имеем информацию, что определенные силы в Грузии уже начали вести активную работу на российской площадке, чтобы либо сорвать выборы в Южной Осетии, либо привести к власти лояльных Тбилиси людей. И, конечно, для достижения этой цели им нужно вести мощную информационную работу, чем они сейчас и пытаются заниматься. Но мы тоже не сидим без дела и уже достигли немалых успехов. По крайней мере, и Запад, и Европа начали уже совсем по-другому оценивать события августа 2008-го: благодаря нашим усилиям и внешней политике Южной Осетии, а также тем группам представителей республики, которые посещают различные международные мероприятия, правду о произошедшем начинают узнавать все больше и больше людей. И мнение как о самой войне, так и о Южной Осетии в целом начинает меняться. На праздновании Дня республики к нам съехались около 40 представителей из разных государств. Это говорит о том, что процесс признания Южной Осетии как суверенного государства необратим. И, несмотря на оказываемое информационное давление, в ближайшее время независимость Республики Южная Осетия будет признана еще рядом государств.

Эдуард Джабеевич, а каким вы видите будущее взаимоотношений Южной Осетии и Грузии?

– Добрососедским. Несмотря на то, что руководители Грузии сделали по отношению к осетинам, мы зла на грузин не держим. Мы ведь обращались к грузинскому народу, когда поняли, что неадекватные руководители Грузии – Саакашвили и весь его преступный режим – могут столкнуть наши народы. Мы обращались к ним, предлагая разные формы общения, но, к сожалению, они оказались не готовы к этим испытаниям, оказались не готовы воздействовать на свое руководство. В этом отношении, конечно, на всех грузинах тоже лежит ответственность. Но что касается дальнейших отношений, то хватит вражды на Кавказе! Кавказ оказался на острие геополитического противостояния: каждый пытается занять доминирующую позицию. Самая грубая ошибка США в их политике на Кавказе: они не хотят считаться с нашим менталитетом. Найдя себе марионеток типа Саакашвили, они пытаются через них диктовать Кавказу свои условия, свои правила игры. Но на Кавказе много народов, которые достойны того, чтобы считались и с их мнением, и с их многовековыми традициями. Южную Осетию обвиняют в том, что у нас пророссийская позиция. На что мы заявляем: Россия была, есть и будет нашим главным стратегическим партнером, это был выбор наших предков. А тем, кто ревностно относится к тому, что мы выстраиваем такие отношения с Российской Федерацией, могу сказать следующее: пусть, как Россия, тоже сделают столько добра народам, проживающим на Кавказе, прежде чем претендовать на ее роль и влияние в регионе.

Вопрос о единой Осетии не перестает быть актуальным. Есть ли подвижки сегодня?

– Конечно же, Кавказский хребет никогда не разделит Юг и Север Осетии, мы – единый народ, мы к этому стремимся. И признание государственной независимости Республики Южная Осетия дает больше возможностей для нас, осетин, в плане интеграции Юга и Севера Осетии. Формы, конечно, могут быть разные. С учетом признания суверенитета, меняется и отношение международного сообщества к этим процессам, меняются уже и реалии. Как признанное государство Южная Осетия будет стремиться к объединению осетинского народа. Для нас важно не просто объединиться с Северной Осетией, но и объединить всех осетин под нашими общими осетинскими знаменанами: нас ведь не так много, чтобы разбрасываться. К сожалению, есть определенные силы, которые не хотят такой консолидации. Это политические неудачники, у которых совесть перед осетинским народом нечиста. Но как бы кто ни стремился нам помешать, объединение Севера и Юга Осетии – процесс объективный и неизбежный.

Вопрос о единой Осетии для Эдуарда Джабеевича не просто актуален с политической точки зрения. Он затрагивает душу. Душу человека, который радеет за судьбу своего народа, за единую Родину. И верит, что когда-нибудь жители Севера и Юга Осетии сойдутся в дружеском симде под общим знаменем.

Появление вашей страницы в социальной сети «Одноклассники.ru» – это пиар-ход или стремление показать свою близость к народу?

– И не только в «Одноклассниках» (улыбается). Мне часто говорят: «Вы вышли из народа…». Я никуда из народа не выходил и не собираюсь: как был частью народа, так и остаюсь. Вот вышел я из народа, ну и куда же ушел? Конечно, есть люди, которым должности кружат головы, и они начинают мнить себя выше народа. Это неправильно. Я не ставлю себя над своим народом – я просто его слуга. И общение на социальных сайтах дает мне большие возможности общаться с людьми разных возрастов и поколений, разных вероисповеданий. Это также дает возможность контроля над многими чиновниками: в пятницу они мне докладывают об исполнении поручения, а в понедельник на совещании я им указываю, что задание не выполнено. Они поражаются, откуда я узнаю об этом.., но, благо, в Южной Осетии есть Интернет. Увы, пока он работает не лучшим образом, но уже в скором времени, благодаря усилиям наших специалистов и помощи России, этот вопрос будет снят с повестки, и у нас появится бесперебойный и скоростной Интернет. Но у жителей республики уже и сейчас есть возможность общаться на различных сайтах и даже какую-то информацию доводить до президента. Интернет-общение открывает для меня дополнительные возможности оказать поддержку, помощь и советом, и делом. Многих своих сотрудников я нашел через тех же «Одноклассников»: пообщался, люди мне понравились, и я пригласил их. Но много и тех, кто любит Южную Осетию только через клавиатуру – дальше нее их патриотизм не выходит. Конечно, сидя за несколько тысяч километров от республики, легко учить нас, как и что делать. Разговоры бабушек на рынке – это еще не политика, и, делая неверные выводы из услышанного, не стоит обливать грязью руководство Южной Осетии. Я общаюсь в сети на многих сайтах, активно участвую в обсуждениях. При этом всегда пишу от своего имени, не скрываясь. Многие посредством виртуального общения пытаются меня задеть, разозлить, но я уже так привык к этому, что остаюсь абсолютно спокойным. И вот что я заметил: ни на одном югоосетинском сайте или сайте, где есть информация о Южной Осетии, нет ни одного комментария по радостному поводу, о мероприятиях, прошедших удачно, чтобы порадоваться за народ и его успехи. Однако стоит только появиться какому-то негативному материалу, словно рой саранчи они налетают на него со своими мнениями. А ведь многих «комментаторов» знаю лично, несмотря на то, что они сидят под псевдонимами. При этом среди них много людей, которым я когда-то помог: либо финансово семье, либо поступить в вуз. И вот эти «земляки» и мешают восстановлению республики: их не было тут все это время, а теперь они пытаются распространять о нас какую-то лживую информацию. А потом чиновники в Москве ссылаются на нее – осетины же пишут. Естественно, там никто не разбирается, имеет ли этот человек вообще хоть какое-то отношение к Южной Осетии. И подобной ситуацией пользуются непорядочные люди, которые хотят нажиться на нашей крови. Если эти «патриоты» так любят свой народ, то пусть приедут сюда и засучив рукава работают, восстанавливая Родину вместе с нами. Пусть я стал объектом нападок таких людей, главное – моя совесть перед народом чиста. А те, кто не был в тяжелое время рядом со своими земляками, не имеют никакого морального права оценивать меня и мою деятельность.

Огромную цену заплатил народ Южной Осетии за право жить под мирным небом. Мы никогда не забудем защитников республики, отдавших свои жизни за свободу и независимость нашей Родины. В наших сердцах навсегда останутся имена безвинно погибших в годы грузинской агрессии детей, стариков и женщин. Это победа всего народа Южной Осетии. И я никому не позволю обливать грязью священное знамя нашей победы!

Как вы считаете, людей каких профессий сейчас не хватает Южной Осетии, чтобы поднять ее на должный уровень?

– Меня часто критикуют за кадровую политику, и они в чем-то правы. Действительно, есть большие недоработки в этом вопросе, но у нас нет кадров, которые уже сегодня на должном уровне могли бы закрыть имеющиеся вакансии и максимально эффективно развивать экономику и социальную сферу республики. Поэтому пока я вынужден приглашать квалифицированных специалистов со стороны. Но мы – признанное государство, а это накладывает еще больший груз ответственности: югоосетинские специалисты обязаны быть высоко подготовлены в профессиональном отношении. Многим чиновникам не нравится, когда я жестко веду разговор, но иногда им просто необходимо указывать на их место. Почему, когда к ним на прием приходят люди, в поиске ответа они кивают на президента? Если конкретный чиновник в рамках своих полномочий не может оказать реальную помощь, решить вопрос по своей линии, тогда стоит распустить все правительство и госструктуры, и пусть народ общается напрямую с главой государства. Человек приходит к чиновникам в надежде на помощь, а ему указывают на дверь… Я прямо сказал на совещании, что такой чиновник должен сам первым выйти из кабинета, причем с опущенной головой – за то, что не выполнил просьбу. Не понимаю тех, кто начинает строить из себя больших начальников лишь для того, чтобы иметь высокое положение в обществе. У нас в Осетии уважают не должности, а людей! И чтобы среди своего народа ты был уважаем, этого нужно добиваться своими делами.

Почему проблемы с кадрами? Потому что каждый хочет сразу стать министром. Ну, нет столько министерских должностей! Причем, подобные желания возникают даже у молодежи. Хороший специалист – это, в первую очередь, порядочный человек. И когда эти люди, забывая, что на учебу в лучшие вузы России их направили именно мы, требуют высокой должности – бывает по меньшей мере неприятно. Человек должен пройти все ступени своего профессионального роста. Возьмем для примера спорт… Кстати, многие ставят мне в упрек мое спортивное прошлое, но я им очень горжусь! Так вот, перворазрядник не может сразу стать заслуженным мастером спорта. Для этого он должен добиться определенных результатов. А многие думают, что после окончания московского университета они сразу должны стать министрами – должность эксперта или менеджера им не по чести. Амбиции, это конечно, хорошо, но если это здоровые амбиции. Если же человек не прочувствовал работу изнутри, то какие указания-поручения будет он давать, как он будет их контролировать?! В вузах такого опыта не дают, его дают именно практика и жизнь.

Уже стало ясно, что вы – активный интернет-пользователь. А какими вообще источниками информации пользуетесь, чтобы быть в курсе мировых событий?

– Интернет, телевидение. Особенно новостные передачи. Но времени, конечно, мало. Поэтому я благодарен своим сотрудникам, которые занимаются информационным блоком и ежедневно представляют мне дайджесты с самыми необходимыми обзорами прессы. Тем более в последнее время с приходом новых людей у меня появилась возможность отслеживать и анализировать, сколько раз Южную Осетию упомянули в разных средствах массовой информации, с положительной или отрицательной стороны, какие новые тенденции прослеживаются в информационном пространстве. И уже на фоне этой статистики мы корректируем свою работу. Более того, создается единая информационная структура для работы в этом направлении.

На вашем персональном сайте есть раздел «Задать вопрос президенту». Какой вопрос пользователи задают вам чаще всего?

– К сожалению, в последнее время звучит вопрос лишь о распределении жилья, а также поступают жалобы на чиновников. Часто из-за командировок, официальных встреч у меня не бывает возможности регулярно заходить на свой сайт, и вопросы накапливаются. Даже бывает так, что они либо устарели, либо нашли ответ сами собой. В конце концов, президент же не пресс-секретарь, чтобы постоянно находиться в сети и заниматься перепиской. Однако многие привыкли: только задали вопрос, тут же им приходит ответ. Просто в тот момент у меня была такая возможность. С другой стороны, каждый хочет непременно попасть на прием к президенту, минуя другие инстанции. Это тоже, конечно, неправильно. У меня есть общественная приемная, куда приходят граждане со своими проблемами, обрабатывается огромное количество обращений. Наиболее сложные требуют непосредственно моего участия, но большинство из них можно решить на местном уровне – через администрацию, через чиновников. Если решение откладывается, то я делаю выводы о работе тех или иных структур и должностных лиц. Ведь многие проблемы не стоят того, чтобы люди из горных сел приезжали в Цхинвал, по 3-4 часа в дороге, теряя целый день и нервы, только лишь из-за того, что в местной администрации сидит твердолобый чиновник. Конечно, встречаются и такие «просящие», которые пытаются найти решение при помощи скандалов и вызывающего поведения. Чаще всего вопросы возникают по восстановлению и получению жилья. Понимаю, проблема острая. Поэтому ей уделяется внимание в приоритетном порядке. После приезда в Цхинвал первого заместителя председателя правительства Игоря Шувалова и начальника Контрольного управления Президента РФ Константина Чуйченко стало намного легче работать. Поменялась и система финансирования: часть средств для начала строительства мы уже получаем напрямую. Другая проблема – улицы Цхинвала не заасфальтированы. Но причиной тому – отсутствие коммуникаций. Мне предлагали: закатайте улицы, поставьте хорошие бордюрчики, мы вам ландшафтных дизайнеров пригласим… А потом через год мне снова это копать и зарывать в эти дороги очередные миллионы рублей? Ведь система водоснабжения в Цхинвале не ремонтировалась и не восстанавливалась еще с 1957 года! Сейчас, когда в некоторые районы мы подаем полный напор воды, трубы прорываются моментально. Я об этом давно говорю! Но почему-то против одного здравого голоса сразу бывает двадцать. Однако ситуация постепенно меняется. Тем более и Дмитрий Анатольевич Медведев, и Владимир Владимирович Путин поддерживают в работе руководство Южной Осетии. Конечно, недругам республики, которые хотели бы сломить меня, это не нравится. Но я и дальше буду отстаивать интересы народа! Конечно, можно было бы пойти другим путем, подставив народ, зато оставаясь «хорошим» для отдельных политиков. Да пусть лучше все, кто обижен сегодня на Южную Осетию, скажут, что Кокойты – плохой, пусть говорят все что угодно, вот только мой народ не трогают! Этот народ много страдал и он достоин того, чтобы все было восстановлено в лучшем виде. Мы никому не позволим разбазаривать деньги, омытые кровью осетин. Сейчас в Квайсе мы строим новые трехэтажные шестиквартирные дома – за свой счет. Уже 20 октября более ста домов будут сданы для заселения. А к концу года вопросов по строительству частного жилья вообще не должно остаться. Большинство проблем нам создали некоторые нерадивые специалисты, которые приехали сюда в расчете на бесконтрольную деятельность и наживу. Но как только мы начали с них спрашивать, кто-то спешно уехал из республики, а кто-то понес уголовное наказание. Мы ведем открытый диалог: подрядчикам предъявляются конкретные претензии. Никто не отрицает, что после вмешательства югоосетинских специалистов суммы в сметах уменьшались в разы. Кроме того, на каждый квадратный метр жилья, строящегося за счет самой республики, мы снизили цену на 1000 рублей – это уже показатель! Мы выражаем благодарность председателю Счетной палаты России – Сергею Степашину за помощь, понимание и поддержку в этих вопросах. Да, у нас есть ошибки, требующие исправления, но мы работаем над ними. И благо у нас есть принципиальные чиновники, которые не дают разворовывать российские деньги, идущие на помощь Южной Осетии!

В нашей беседе Эдуард Джабеевич затрагивает самые разные проблемы. Кому-то может показаться, что его ответы даже выходят за рамки вопроса. Но ведь разговор ведется о Южной Осетии, поэтому здесь не может быть ответов «не по теме». Родину нельзя любить местами: либо любишь, либо нет. Эдуард Кокойты любит.

Эдуард Джабеевич, вы – исключительный пример того, как политик такого уровня сам водит машину. И какие марки авто предпочитает президент?

– Я очень люблю охоту, люблю свою прекрасную землю – не делю Осетию на Юг и Север. И сыновей своих учу этому. А с учетом нашего ландшафта, предпочитаю отечественные машины. Правда, мы их немного модернизируем под свои дороги – делаем своеобразный тюнинг для передвижения в наших сложных условиях. А так, чтобы уверенно себя чувствовать при езде по горам, – удобнее наших «уазиков» автомобилей нет. Есть, конечно, очень крутые ребята, которые готовы поставить для комфорта в багажник джакузи (смеется), но для меня в машине важнее всего надежность. И во время неоднократных споров я наглядно демонстрировал, что наши автомобили сильнее, чем те же джипы. Возможно, на российские машины и ставят импортные детали, но заложенная линия этих внедорожников очень сильная! Не раз бывало так, что на «Ниве» мы обгоняли ребят, сидящих за рулем дорогих иномарок. Но, конечно, это зависит и от того, кто за рулем (улыбается). Ведь тут и связь с характером человека: не так нажимает на газ, где-то дает слабину, несвоевременно разгоняется… А вообще, чтобы ездить в горах, их нужно ценить, любить и уважать, и тогда они тоже будут к тебе так же относиться!

Уклад вашей семьи традиционно осетинский или скорее европейский?

– Больше осетинский, потому что он мне ближе. Я уважаю подходы каждого родителя к воспитанию своих детей, и их желание обучить детей нескольким языкам похвально, но, в первую очередь, нужно учить родной язык. Если ребенок не уважает и не ценит свой язык и свою культуру, то чужие уважать тем более не будет. Из таких вырастут люди-потребители, которые изучают иностранный язык, потому что он им нужен для бизнеса. А родной язык теряет позиции, потому что, к сожалению, не в каждой семье на нем разговаривают. У нас состоялось совещание с представителями «Стыр ныхаса» для решения вопросов пропаганды родного языка, развития культуры и сохранения многовековых традиций. Что касается семьи – я перед ней в большом долгу! Перед сыновьями, которым уделяю мало внимания, и мне как отцу неудобно все время ссылаться на занятость работой. Мне несказанно повезло, что они у меня такие понимающие.

Первая леди государства всегда была надежным тылом для его правителя. Принимает ли ваша супруга участие в деятельности президента?

– Она очень скромный человек, воспитана в духе чисто осетинских традиций, в прекрасной семье. Ее трепетное отношение к сыновьям, к нашей семье – большая поддержка. Но она никогда не вмешивается в мои политические дела. Однако не заметить и пропустить какую-то несправедливость в отношении людей, в том числе и со стороны чиновников, она не может. Супруга беспокоится, если детям не оказывают должного внимания, переживает по поводу низкого уровня медицинских услуг. Она старается оказать максимальную помощь в решении этих проблем, чтобы здесь, в Южной Осетии, мы могли осуществлять не только лечение, но и профилактику детских заболеваний.

Одной из активных сфер взаимодействия Юга и Севера Осетии являются культура и искусство. Какие национальные артисты вам импонируют?

– Я их всех очень ценю! У нас есть замечательные талантливые ребята и на Юге, и на Севере. Их можно долго перечислять: Сослан Дзуцев и Ибрагим Джиоев, Алла Хадикова, Георгий Бугулов и Эдуард Дауров, Спартак Лагкуев и группа «Фидæн», многие другие. Извините, если кого-то не упомянул. Я всех их одинаково люблю, потому что они пропагандируют нашу родную культуру. В Южной Осетии есть и детский танцевальный ансамбль, и театральная студия… Сейчас у нас много молодежи, которой по праву можно гордиться, и которую нужно поддерживать во всех творческих начинаниях.

А в каком уголке мира вы хотели бы побывать не с политическим визитом, а на отдыхе с семьей?

– Очень интересный вопрос. Конечно, политика не дает возможности полностью отойти от дел и полноценно отдохнуть. За все это время у меня не было нормального отпуска – лишь небольшие перерывы в работе, но и то больше 7-10 дней не получалось. Хотелось оказаться просто в спокойном месте, где можно было бы полностью посвятить себя своей семье. У меня даже с родителями нет возможности часто встречаться. Конечно, когда возникают какие-то проблемы, я всегда рядом с ними, но мне кажется, что я все равно не до конца исполняю свой сыновний долг. Они же, со своей стороны, стараются как можно реже беспокоить меня, даже скрывают проблемы со здоровьем – я узнаю об этом уже от врачей. Поэтому мне хочется отдохнуть именно в кругу своих близких, не столь важно, где именно это будет. Но пока ответственность, обязанности, которые я взял перед народом – для меня превыше всего!

Мы слышали о том, что в Южной Осетии в перспективе планируется построить международный аэропорт. Куда полетит первый самолет?

– Надо же! А я пока не знаю, что планируется. Говорить можно много чего, но пока даже место строительства не определено. Просто есть желание, чтобы такой аэропорт был, но пока не международный, а принимающий легкомоторные самолеты для межрегионального общения. Ну а потом, в перспективе, можно и международный построить.

Немного отойду от темы. В свое время один из уважаемых мной людей, академик, по Северо-Осетинскому телевидению заявлял, что у него есть знакомый, который может Южную Осетию за 2 месяца превратить в цветущую республику. Но если бы за два

месяца можно было строить цветущие города и республики, то весь мир бы расцвел! И говорил он эти слова на широкую публику Северной Осетии. И люди

начинали задумываться: а чем же занимается руководство Южной Осетии? Но разве я меньше других хочу, чтобы наша родина развивалась? Просто люди, не отягощенные персональной ответственностью, говорят слишком много красивых слов, которые потом нереально осуществить. А нереально потому, что предлагаются такие условия, из-за которых народ Южной Осетии потом будет не жить, а расплачиваться за созданное.

А что касается аэропорта – проект есть, над ним работаем. И я думаю, что первый самолет полетит во Владикавказ!

Беседовала – Мадина Макоева (№16/2010г.)

Комментариев нет

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

code