Мурат ГАСИЕВ

Мурат ГАСИЕВ
21.02.2018 prospect

«ИРОН» – ПО ПРОЗВИЩУ И ПО ДУХУ

МОЛОДОЙ БОКСЕР, ФАВОРИТ ЗРИТЕЛЕЙ, «ИРОН» – ПО ПРОЗВИЩУ И ПО ДУХУ. ЖИЗНЬ МУРАТА ГАССИЕВА ИДЕТ ПО ОДНОЙ ДОРОГЕ, И ОН КРЕПКО СТОИТ НА НОГАХ. МЫ ОБЩАЛИСЬ ТАК, БУДТО ЗНАКОМЫ ВСЮ ЖИЗНЬ. ПОЖАЛУЙ, ЕМУ МОЖНО ЗАДАВАТЬ ЛЮБЫЕ ВОПРОСЫ – ОН НЕ ОБИДИТСЯ И НЕ ПОПРОСИТ МЕНЯ УЙТИ. ОН МНОГО УЛЫБАЕТСЯ И ЗАСТАВЛЯЕТ УЛЫБНУТЬСЯ В ОТВЕТ. ЭТО ТО, ЧТО Я ПОЧУВСТВОВАЛА ВО ВРЕМЯ ИНТЕРВЬЮ. А ЕЩЕ У МУРАТА ГАССИЕВА ВСЕГДА МНОЖЕСТВО ПРИЧИН ВЕРИТЬ В СВОЮ ЗВЕЗДУ.

ГассиевМурат, оглядываясь назад, вы удивлены тем, как сложилась ваша жизнь, или то, чего вы достигли, – это закономерное развитие событий на вашем пути?

                – Я не ожидал, что могу достичь таких результатов. Конечно, как у любого профессионала, у меня была мечта стать чемпионом мира. Я, как по ступеням, поднимался к ней. И сейчас, оглядываясь назад, не вижу, что из такого парня, как я, мог получиться чемпион. И это очень приятно. И да, я удивлен.

Вы так упорно шли по пути спортивной карьеры, пробовали различные направления. Вы чувствовали, что это – ваша судьба?

                – Не могу сказать, что когда-то задумывался об этом. Но спортом интересовался всегда. Шел, ориентируясь на старшего брата, который тоже долгое время занимался спортом. Вначале делал это неосознанно, но когда на меня стали возлагать надежды, конечно, осознание пришло, появились другая мера ответственности, азарт.

Насколько ваши достижения – заслуга и вашей семьи? Ваша мама не против боксерской карьеры сына?

                – В семье меня всегда поддерживали в моем выборе. Вначале мама видела просто увлечение, а потому относилась немного с настороженностью. А когда я перешел в категорию профессионалов, она стала интересоваться боксом, даже разбираться в нем. Вообще, мама у меня личность очень сильная, волевая. Отца мы потеряли, когда я учился еще в начальной школе. И она поднимала нас с братом одна. Такая судьба, конечно, закаляет характер. Иногда ее спрашивают, не переживает ли она за своего сына, не боится ли? Она отвечает, что если бы боялась, то отдала бы меня на танцы. 

С кем из боксеров прошлого или настоящего вы бы мечтали встретиться на ринге?

                – Я вообще хотел бы встретиться с каждым великим боксером современности. Конечно, не сейчас, надо еще набраться мастерства, отточить все, что умею, много тренироваться, чтобы боксировать на высоком уровне. Но когда-нибудь, думаю, что это мое желание реализуется. Всему свое время, не надо спешить. А если говорить о недостижимом, то, пожалуй, встретился бы с Мохаммедом Али. Конечно, я не смог бы составить ему конкуренцию, но бой бы достойно провел, поучился в реальности приемам великого боксера.

Вы считаете, лучше стремиться к возможному?

                – У меня есть мечта – стать абсолютным чемпионом мира по боксу. С одной стороны, нереально, практически невозможно, для этого нужно побить четверых чемпионов мира. А с другой – почему нет? Я буду бороться с такими же людьми, которые, как и я, много тренировались. Наверное, стоит попробовать доказать самому себе, что и недосягаемую цель реально достичь.

Вы считаете, что каждая ситуация в нашей жизни обязательно несет какой-то смысл, служит своеобразным уроком?

– Я думаю, каждая непростая ситуация – это испытание для человека. Каждый день дан не просто так. Я это понимаю, когда оглядываюсь на жизненный путь, который моей семье пришлось пройти. Было тяжело? Безусловно. Но закалило, и я сейчас не боюсь проверок на прочность. Кто знает меня, подтвердят, что я часто улыбаюсь, но те, кто знают меня давно и близко, не обманываются моим беспечным видом.

Гассиев

В какой ситуации вне ринга вы без зазрения совести воспользовались бы своим мастерством, своими кулаками?

                – Наверное, если опасность будет угрожать моим родным. А что-то другое не способно заставить меня применить свои профессиональные знания. Я ухожу от конфликтов, потому что слишком хорошо понимаю свою ответственность.

Где вы видите дом своей мечты?

                – Если говорить о жизни после большого спорта, то это, безусловно, Осетия. Я чувствую, что здесь мое место, мне хорошо здесь, спокойно. Но если коснуться бокса, то, конечно, это – Соединенные Штаты. Сейчас я тренируюсь именно там. И постоянные переезды сюда и обратно утомляют. Именно в Америке бокс на самом высоком уровне. Лучше нет нигде. Это мнение всего мира, и, тренируясь там, я ощутил это.

Есть такая тенденция: уходя из большого спорта, профессиональные спортсмены идут в политику. Вы задумывались о том, как будете себя реализовывать, когда придется повесить боксерские перчатки на гвоздь?

                – Наверное, я хотел бы заняться политикой. Но не вижу себя каким-то большим политиком, как президент. Но депутатом мог бы, наверное, быть. Я вижу, как спортсмены, уходя из профессионалов, реализуют себя в политике, вижу и реальную помощь, которую они оказывают людям, опираясь на свою должность.

Вас называют «Железный», «Непобежденный». Такая слава не становится для вас своеобразным грузом, не заставляет задумываться о том, что вы не можете себе позволить проиграть даже один бой, вы не стали ее заложником?

                – Я не слушаю то, как называют меня в прессе или еще где-то. У меня есть моя карьера профессионального боксера. И я не могу себе позволить допускать ошибки. Бокс – специфический вид спорта: каждая победа является своеобразной ступенью, на которую ты поднимаешься, но стоит один раз проиграть, и неважно, какую позицию ты занимал, – тебе придется начинать все сначала. И это самый главный стимул и основание того, что я не могу проиграть. К тому же я привык побеждать и не могу даже представить, насколько сломит или нет меня поражение. В боксе нельзя допускать ни малейшей ошибки.

Если бы вам пришлось представлять кому-то Мурата Гассиева, каким одним словом вы бы его охарактеризовали?

                – Добрый. Хотя люди часто этим пользовались. И это заставило меня ограничить круг своего общения, остались только самые близкие. Но все равно эта черта моего характера остается в его основе.

Что может выбить вас из колеи?

                – Я думаю, травма. Это кошмар любого спортсмена. Даже небольшая. Ведь прогресс в мастерстве требует постоянных тренировок. А травма неизбежно ведет к большим перерывам, теряются навыки, которые непросто нарабатывались и которые еще сложнее наверстать.

Есть еще что-то кроме бокса, что у вас получается лучше всего?

                – Боюсь, что я слишком плохо знаю себя вне спорта. Моя жизнь – это ежедневные тренировки. После боя я стараюсь неделю вообще не заходить в спортзал, отдыхаю и телом, и психологически. Возможно, есть что-то еще, что я неплохо делаю, но пока я не раскрыл этого в себе.

Беседовала – Марина Черчесова

Фото – Алан Савлаев (№33/2015г)

 

Комментариев нет

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

code