Персона

Валерий Коков

Порядочность в отношениях с близкими, с коллективом, с государством. Искренность и умение сопереживать. Он жил по совести и старался быть человеком чести... Но самое главное – ему помогала Любовь к людям. Он очень любил и ценил людей. Каждого, по отдельности. Он одинаково хорошо относился к людям из разных слоев общества. Ему не было нужды притворяться, что он интересуется человеком – он действительно им интересовался. Валерий подходил с огромной ответственностью к судьбе каждого человека, с которым его сводила судьба – будь то член семьи или человек с улицы.

Виолетта Кокова. Человек – это целостность души и тела

Жена первого Президента Кабардино-Балкарской республики Виолетта Кокова родилась в семье героя войны, командира батальона Тоуби Ашнокова. К концу Великой Отечественной войны его отправили служить на Дальний Восток. Поэтому родилась Виолетта Кокова не на Кавказе, а в городе Маока (с 1946 года – Холмск), который до 1945 года принадлежал Японии. В 1968 году она вышла замуж за человека, с которым прожила тридцать семь счастливых лет. За Валерия Кокова. Она признается, что для нее он всегда был молодым человеком, с которым она познакомилась в юности, и только потом – президентом.

С теплотой и гордостью Виолетта Тоубиевна вспоминает отчий дом.

– В семье у нас все было основано на взаимопонимании. Сходство моральных и нравственных ориентиров крепко связывало родителей. Чему сочувствовала мама, тому сопереживал отец. Они уважали друг друга и приучили нас, своих дочерей, к таким взаимоотношениям. От родителей мы с сестрой слышали только ласковые слова. Ну, а если нас за что-то отчитывали, тон все равно оставался любящим. Отец, Тоуби Ашноков, вернувшись с Сахалина на «большую землю» (так называют материк), в разные годы занимал руководящие должности. Он возглавлял Минераловодское объединение «Главсахар», республиканские «Плодоовощторг», «Курортторг». Мама 38 лет проработала в детском противотуберкулезном санатории «Огонек». Отец всегда был в курсе всех имеющихся там проблем: чем жили дети, в чем нуждались. Поэтому санаторий «Огонек» был под постоянной опекой всех организаций, которые возглавлял отец. Они вместе с мамой работали по системе постоянно функционирующего спонсорско-благотворительного фонда.

Вы тоже работали в этом санатории?

– В общей сложности, санаторию «Огонек» женская половина нашей семьи отдала целых сто лет. Мама – 38, сестра Лара – 40 и я – 22 года.

Какой он был, ваш супруг Валерий Коков?

– Для детей он был любящим отцом, для родителей был преданным, внимательным сыном, а для меня – самым близким человеком. Все годы мы были друг для друга поддержкой и опорой.

У вас с супругом был универсальный метод воспитания детей?

– Единственный метод воспитания, который никогда не подведет, это любовь. Любовь к детям – это основа воспитания и наиважнейшее условие для развития гармоничной личности. Поэтому, как мне кажется, наши с Валерием дети выросли отзывчивыми людьми, с добрым характером. Мы с Валерием были убеждены, что истинное золото находится в человеческой душе и тех отношениях, которые он выстраивает сначала внутри своей семьи, а затем уже с внешним окружением.

Вы жили «душа в душу»?

– Жить «душа в душу» несложно, на самом деле. Я так же как и моя мама, возвращаясь с работы, рассказывала Валерию обо всем, что случилось за день. Мы вместе обсуждали вопросы и находили общие решения... Ничего удивительного...Так жили наши родители, это было нормой и для нас. Женщина должна быть уверена в своем муже, в том, что он способен обеспечить ей стабильность.

А был ли такой момент, когда стабильность могла вот-вот рухнуть?

– Когда в 1991 году, после ГКЧП, Валерий подал в отставку (с должности первого секретаря обкома КПСС), мне казалось, что мир рухнул. Как и любая женщина, я задавалась вопросом «что теперь будет?». А Валерий со смехом сказал: «Знаешь что, возьму КамАЗ, посажу рядом Казбека, будем заниматься грузовыми перевозками. Слово даю, всем обеспечу!».

Неудивительно, ведь осенью 1991-го бушевали нешуточные страсти.

– Да. Люди хотели жить по-новому и искали это новое везде, где только могли. В их глазах бывший секретарь обкома КПСС был олицетворением старого режима. И тогда, по инициативе Валерия, правительство и Верховный Совет республики добровольно сложили свои полномочия «во имя мира и согласия, чтобы не пролилась кровь граждан республики». Благодаря этому шагу КБАССР избежала путча (государственного переворота). А в январе 1992 года его избрали первым Президентом КБР.

Однако, несмотря ни на что, республику по-прежнему лихорадило...

– В Абхазии началась война. Валерий отправлял туда медикаменты и продовольствие. Но запретил формировать добровольческие отряды. День ото дня ситуация накалялась. На площади развернулся многотысячный митинг. На пороге стояла гражданская война. Но для Валерия даже одна случайная смерть была слишком высокой ценой за выход из кризиса. «Я не могу стрелять в своих людей, я должен говорить с ними, а не сражаться...» – сказал он и вышел договариваться с оппозицией... Вы знаете, он обладал редким умением слушать и слышать людей. Мне кажется, именно оно помогло ему в те трудные дни договориться и не допустить трагедии.

Не зря те годы называют «лихими девяностыми»!

– Лихие, верно. В те годы, в тогда еще КБАССР, возникли национальные движения – кабардинское и балкарское. Каждое из них боролось за свое возрождение и политическое самоопределение. Обстановка накалялась памятью о депортации балкарского населения 8 марта 1944 года (почти 38 тысяч человек были погружены в товарные вагоны и отправлены в Среднюю Азию в течение 24 часов). Валерию были противны любые националисты – как кабардинские, так и балкарские. Будучи кабардинцем по происхождению, он тем не менее заботился о чувствах балкарцев. И Валерий сделал все, чтобы полностью реабилитировать братский балкарский народ. Именно он инициировал процесс реабилитации жертв политических репрессий.

Личные извинения перед балкарским народом, которые президент Ельцин принес в день 50-летия депортации балкарского народа, это заслуга Валерия Кокова?

– И не только это. В 1994 году правительством было принято решение учредить День возрождения балкарского народа. Валерий считал депортацию Сталина «шрамом, оставшимся в сознании многих» и переживал трагедию братского народа как свою собственную.

Виолетта Тоубиевна, расскажите, пожалуйста, каким он был человеком?

– Валерий был разносторонним человеком. Он много читал, прекрасно разбирался в музыке, в живописи. Был большим любителем поэзии и признанным пушкинистом. Обожал Чехова. По его инициативе были проведены «Дни Кабардино-Балкарии» в Москве и «Дни Москвы» в Кабардино-Балкарии, выставка Михаила Шемякина в Нальчике и многие другие культурные мероприятия. Он очень любил Юрия Темирканова и гордился им.

Что помогало ему в работе и в жизни?

– Порядочность. Порядочность в отношениях с близкими, с коллективом, с государством. Искренность и умение сопереживать. Он жил по совести и старался быть человеком чести... Но самое главное – ему помогала любовь к людям. Он очень любил и ценил людей. Каждого, по отдельности. Он одинаково хорошо относился к людям из разных слоев общества. Ему не было нужды притворяться, что он интересуется человеком – он действительно им интересовался. Валерий подходил с огромной ответственностью к судьбе каждого человека, с которым его сводила судьба – будь то член семьи или человек с улицы.

Для жителей Кабардино-Балкарской Республики Валерий Мухамедович не человек, а целая эпоха. Эпоха мира и стабильности. Эпоха светлого, стабильного будущего.

«Проспект-Северный Кавказ» №47/2020

Залина Лукожева

Автор материала

Залина Лукожева

Залина Лукожева