Персона

Ф.М. Достоевский «Кроткая»

«Представьте себе мужа, у которого лежит на столе жена, самоубийца, несколько часов перед тем выбросившаяся из окошка. Он в смятении и еще не успел собрать своих мыслей», – так Федор Михайлович Достоевский обращается к читателям в предисловии к повести «Кроткая». При этом сам автор характеризует произведение как фантастический рассказ, уточняя при этом, что считает описываемую историю вполне реальной. Фантастическими он называет лишь обстоятельства, при которых человек в первые же часы своего вдовства начинает исповедь.

«Кроткая» (фантастический рассказ)

«Гордые особенно хороши, когда…ну, когда уж не сомневаешься в своем над ними могуществе»

Итак, имя автора повести говорит само за себя – это всегда глубина и противоречивость человеческой души, рефлексия, тонкие психологические связи между героями. Повествование здесь идет не от третьего лица, а через героя, который рассказывает свою историю. Таким образом, читатель сразу воспринимает события сквозь призму переживаний главного персонажа, который делает искреннюю попытку осмыслить случившуюся трагедию и свою в ней вину, объясняя в первую очередь самому себе собственные чувства, мотивы и действия.

Во времена Федора Михайловича понятие «комплекс» в психоанализе еще не использовалось (его ввел чуть позже Карл Густав Юнг). Но тонкий знаток души Достоевский определенно чувствовал, что в психике человека бывают порой такие «больные места», которые, если их задеть, способны полностью трансформировать личность. «Больное место» было и у главного героя повести. Вследствие надуманного скандала он был вынужден оставить блестящую военную карьеру, после чего сделался ростовщиком. Перенесенная обида прошлого и стыд за недостойный благородного человека род занятий в настоящем сделали его малодушным и злопамятным.

Согласитесь, вряд ли такой человек вообще способен на здоровые отношения. Именно поэтому он обращает внимание на бедную 16-летную девушку, которая еще более него, как ему казалось, «униженная и оскорбленная». Думаю, 41-летнего ростовщика прельстила не столько сама она, сколько перспектива стать ее благодетелем, господином, спасителем. «О, из какой грязи я тогда ее вытащил! Ведь должна же она была это понимать, оценить мой поступок!» – вот что необходимо было обиженному жизнью человеку для самоутверждения.

Именно кротость и кажущееся смирение девушки поначалу так зацепили его. Но вскоре он почувствовал в ней характер и даже еле уловимую гордость, однако, это не испугало ростовщика, так как она уже согласилась стать его женой. «Гордые особенно хороши, когда…ну, когда уж не сомневаешься в своем над ними могуществе», – делится рассказчик с воображаемым собеседником.

Однако этот брак поначалу не кажется несчастным. Из повествования героя выходит, что были и радостные моменты в их семейной жизни, и даже чувственные проявления со стороны молодой жены. Но мнительный и тревожный муж не готов быть счастливым, не способен довериться другому человеку. Он выстраивает целую систему в отношениях с супругой, основанную на его господстве и ее безоговорочном подчинении. Ее лучшие душевные порывы он встречает неодобрительными замечаниями, но чаще – суровым молчанием. «Я все это упоение тут же обдал сразу холодной водой. Вот в том-то и была моя идея», – признается супруг.

Психологическое давление, несомненно, меняет поведение героини, но меняет совсем не так, как он рассчитывал. Гордая душа, чьи лучшие чувства безжалостно отвергнуты тираном, вместо кротости и подчинения обнаруживает «бунт и независимость». Тут-то и начинаются эти сложные, по-достоевски наэлектризованные отношения. Здесь и попытка жены изменить, и ее изгнание с супружеского ложа, и револьвер, приставленный Кроткой к виску ненавистного мужа, и нервная болезнь, затянувшаяся на несколько месяцев, и безмолвие, безмолвие, безмолвие…

Описывая последние дни супружеской жизни, рассказчик особо отмечает один красноречивый эпизод: как-то раз из комнаты жены до него донеслось ее слабое пение. Это глубоко поразило нашего героя, ведь их несчастная семья давно привыкла к молчанию. Он описывает смешанные чувства, возникшие в его душе: «Недоумение и страшное удивление, болезненное и почти что мстительное. Поет, и при мне! Забыла она про меня, что ли?». Но обрадованный ее возможному выздоровлению, он невольно делится этим с прислугой, на что та, будто не понимая удивления, отвечает, что в отсутствие мужа молодая женщина действительно иногда поет.

Это открытие переворачивает душу рассказчика. Он признает свои ошибки и слабости, хочет начать все заново, он любит и ищет прощения. Но эти порывы теперь лишь пугают Кроткую. Слишком чистая и прямая, она не считает более возможным ужиться с обидами прошлого, построив на них тихое семейное счастье…

«Проспект-Северный Кавказ» №48/2020

Анастасия Бигаева-Чемшит

Автор материала

Анастасия Бигаева-Чемшит

Анастасия Бигаева-Чемшит