Персона

Людмила Кабардокова

3 мая 2014 года на платформе «Фейсбука» был создан уникальный проект – Фотомузей КБР. Его создатель, Людмила Кабардокова, говорит, что мысль о создании большого фотоархива республики возникла после того, как она поняла, что публикации ее семейных фотоархивов в других группах либо не вписывались в узконаправленную тематику, либо просто раздражали пользователей. Для начала она добавила в группу родственников, близких знакомых и лишь потом всех тех, кто пожелал сам подключиться к проекту.

Людмила Кабардокова:

«Фотография – это застывшее мгновение из прошлого»

За 6 лет Фотомузей пополнился не только участниками (а их сейчас более 6-ти тысяч), но и фотографиями – редкими, ценными, уникальными (255 фотоальбомов, более 15 000 фотографий и 100 видео).

Людмила, какие вы преследовали цели, когда создавали группу?

– Цель была одна – поиск и публикация редких старинных снимков, на которых запечатлены страницы истории, быт и традиции наших народов. У нас до сих пор нет задачи писать о дореволюционном Кавказе – это дело историков. Мы его показываем, иллюстрируем при помощи старых черно-белых фотографий. Ведь что такое фотографии? Это не просто клочки бумаги. Это в первую очередь память, передающая образы, действия, традиции наших предков. уникальный фотоархив группы не имеет себе равных ни в одном музее республики.

Первые фотографии – какие они были?

– Первые снимки – это были личные, семейные архивы. Родственники доверили мне семейные фотографии. Я встречалась, разговаривала, записывала. А потом публиковала. Чужой пример заразителен, как вы знаете. Участники группы вскоре тоже стали делиться своей «памятью». Можно похвастаться? У нас в фотомузее есть снимки из личных архивов внучки Дадаша Балкарукова, Динары Алиевой, дочери Дауты Балкаруковой.

Иногда один простой снимок может рассказать о прошлом гораздо больше,чем длинные статьи и летописи.

– Конечно. Расскажу из своего опыта. Как-то обнаружила у своей тети обрезанную фотографию ее дедушки, датированную 1913-м годом. Сидящий на фото человек показался мне знакомым. Как потом оказалось, это был царь Николай II Романов. Благодаря этому кусочку фотопазла я узнала, что мой дядя, Кожоков Пшимахо, входил в состав делегации кабардинской знати, отправившейся на празднование 300-летия дома Романовых. Всем гостям вручили по экземпляру книги Эдуарда Кудашева «Краткие сведения о кабардинском народе». Эта книга и сейчас хранится у моей тети Фени Кожоковой.

Людмила, я знаю, что помимо «охоты» за редкими старинными снимками вы занимаетесь поиском «истоков» родословной. Люди из-за рубежа и не только обращаются к вам за помощью.

– Это так. Мне очень интересно «Родословие»… Столько информации, столько открытий... Стоит копнуть – невозможно остановиться. Все больше и больше людей интересуются вопросом поиска своих предков. Но не знают, как начать этот процесс, особенно тогда, когда на руках скупые сведения о месте проживания дедов и прадедов, неточные даты рождения и прочее. Обратиться к специалистам они не могут по многим причинам, одна из которых, как вы понимаете, стоимость их услуг. А мы в Фотомузее КБР, следуя теории шести рукопожатий, включаем мозговой штурм и находим такую информацию, какой нет даже в архивах! А еще я нашла очень много карточек учета советских военнопленных ВОВ. В то время мало кто знал о существовании виртуального банка данных «Мемориал». Поэтому фотографии, добытые мной, были не просто ценными... Они были неожиданными, пробивающими на слезы тех, кто впервые, как и я, увидел деда...

А какой поиск был самым запоминающимся?

– Ох, так много всего случилось за эти шесть лет... Выделить один, значит, обесценить другие. Но я расскажу вам про то, чем занимаюсь сейчас. Историей Петра Краузе. Дело было так. Я опубликовала в группе снимок, который сделала в краеведческом музее и подписала «Урок рисования в реальном училище». Конечно, я не смогла идентифицировать ни педагога, ни время, ни когда был сделан снимок. Через некоторое время выяснилось, что «неизвестным» учителем оказался «известный» художник, окончивший Ленинградскую академию художеств, Петр Францевич Краузе. Его учителями были Архип Куинджи и Илья Репин... Поиск еще не завершился, поэтому приоткрою завесу только чуть-чуть. Но уже сейчас хочу выразить признательность Жанне Шогеновой, благодаря которой мне посчастливилось познакомиться с внучкой Петра Францевича – Эльфридой Евгеньевной и ее супругом Григорием Геннадьевичем Мартиросовыми... На днях на меня вышла ведущий библиограф Донецкой областной библиотеки, директор городской исторической библиотеки им. М.Грушевского Наталья Кораблева. Вместе с ней мы продолжаем искать информацию о Петре Францевиче... Уверена, впереди у нас еще много неожиданных открытий...

Людмила, вам не кажется, что старые фотографии демонстрируют людей, которые ценили стиль, вкус и класс?

– Рассматривая фотоархивы, не перестаю удивляться изысканному вкусу наших предков.

Что ни говори, а у людей того времени прекрасно было развито чувство вкуса. Недавно мне показали совершенно невероятный семейный архив конца XVIII – начала XIX века. Вы не представляете, насколько элегантны были люди, изображенные на тех фотографиях, украшения, аксессуары, текстиль, головные уборы!

Людмила, вы привыкли к своей новой профессии фотохранителя?

– Я ею горжусь! Совершенно неожиданно работа фотохранителя оказалась интересной, важной и значимой. Вы не представляете, какие острые ощущения возникают, когда приходит понимание того, что между тобой и фотографиями никто не стоит. Только ты ответственна за судьбу фото, документов, а порой, и предметов. Не перестаю удивляться тому, что эти раритеты сохранились, спустя 100–200 лет (а то и больше). Войны, ссылки, разруха – они прошли через огонь и воду Истории... Я чувствую ответственность за существование Фотомузея КБР.

«Проспект-Северный Кавказ» №47/2020

Залина Лукожева

Автор материала

Залина Лукожева

Залина Лукожева