Персона

Мурат Кабардоков

Иногда бывает не понятно, судьба ли выбрала нас или человек сам выбрал себе судьбу. Порой ноты жизни звучат так, что стройная мелодия завораживает окружающих. «Prospect-sk» обладает особым слухом на незаурядные судьбы людей, и Мурат Кабардоков – молодой композитор и пианист, как раз из таких героев. Гармония в произведениях, гармония в жизни – невозможно не заслушаться…

Мурат Кабардоков. Классика и современник

Скажите, когда вас стали узнавать на родине - в Кабардино-Балкарии?

– Я не могу сказать, что меня узнают. Понимаете, я работаю с академической музыкой, а это специфическое направление, которое имеет ограниченный круг почитателей. И вообще, мне кажется, что популярность, в большинстве случаев, приходит к певцам. Обратите внимание, свои звезды есть не только на популярной эстраде, но и на классической оперной сцене. А вот исполнитель-инструменталист или композитор становится всемирно известным гораздо реже, и здесь речь идет о бесконечно талантливых людях или гениях. Для меня же цель – не популярность, а сам процесс творчества и конечный его продукт.

Мурат, кем вы мечтали стать в детстве?

– В детстве у меня было много предпочтений: и врачом, и полицейским, и пожарным - обычные мальчишеские мечты. Но точно понял, что хочу писать музыку лет в 14. В музыкальную школу я пошел, как говорится, за компанию с другом. Нам было по 7 лет, насколько я помню. Поступил в класс фортепиано, а когда начал писать, на мои наброски обратили внимание в классе сольфеджио. И тогда я уже знал, что это именно то, с чем я хочу связать свою жизнь.

Кто в семье поддержал ваш выбор?

– Вообще, семья у меня музыкальная: мама играла в оркестре на виолончели, отец неплохо играет на гитаре, а сестра закончила класс национальной гармоники. Несмотря на всё это, мою страсть строить музыкальную карьеру не принял никто. Это объяснимо. В 90-х годах, когда всей стране было очень непросто, музыканты оказались в плачевном состоянии. Многие оставили профессию в пользу более доходных мест. Моя мама тоже ушла из оркестра, чтобы иметь возможность поставить нас на ноги. Совсем недавно, кстати, она опять вернулась в музыку. Но в то время у моих родителей было полное ощущение того, что людям, связавшим жизнь с музыкой, будет невозможно выжить. К счастью, сейчас все стало на свои места. Старшие были согласны на музыкальную школу, чтобы мы проходили какое-то дополнительное обучение, но дальше семья настаивала на высшем образовании. Я поступил в вуз, который не закончил, и параллельно учился в музыкальном училище Нальчика. Конечно же, лелеял мысли о консерватории. Их удалось осуществить позже - для этого я переехал в Санкт-Петербург и теперь связал жизнь с этим городом. 

– Я использую родную музыку в своей работе. Абсолютно уверен, что она может стать популярной в мировом масштабе.
– Я использую родную музыку в своей работе. Абсолютно уверен, что она может стать популярной в мировом масштабе.

Скажите, а можно вообще понять, как научиться писать музыку.

– Как рождается это желание, я сам до конца не понимаю. А вот писать музыку, конечно, нужно учиться, как и любому другому делу. Я импровизировал лет с восьми, когда на это обратили внимание, мама отвела меня к нашему мэтру – Джабраилу Хаупа. У него я и занимался до поступления в колледж, а затем и в Северо-Кавказском Институте Искусств.

Вы много гастролируете. Какая страна запомнилась незабываемым приключением?

– Каждая страна интересна. И слушатель во многом похож. Я заметил, что на самом деле у людей из разных стран гораздо больше общего, чем различий. Но я не видел города, который впечатлил бы меня больше, чем Санкт-Петербург. У каждого человека, наверное, есть топ-лист городов, которые занимают особое место в его сердце. Я – не исключение. Конечно, я особо отношусь к Нальчику, к его невероятной атмосфере, и очень люблю Питер, в котором я живу. Он дал мне возможность заниматься любимым делом, здесь я познакомился с чудесными людьми, с моими единомышленниками.

Расскажите о вашей работе с «Клевер-квартет».

– Я часто играю концерты с квартетом. У нас вышли два совместных альбома, и в плане еще один. Мы записали саундтреки моего сочинения к нескольким фильмам. С руководителем квартета, который является и солистом симфонического оркестра «Таврический», нас связывает давняя дружба, которая отражается и в совместном творчестве. Так же я много сотрудничаю с самим оркестром, его руководителем Михаилом Голиковым. Оркестр исполнил почти всю мою музыку.

Для фильмов писать сложнее?

– Это просто по-другому построенная работа. Иногда я читаю сценарий перед ее началом, иногда смотрю отснятый материал. Сложнее бывает, когда режиссер находит приблизительно нужную ему временную музыку. Однажды, для музыки к фильму «Цурцула» было отведено настолько мало времени, что пришлось писать за несколько дней и сразу монтировать в фильм. Тогда режиссер видел уже конечный результат, но, надо признать, это был единственный раз. Иногда бывает так, что режиссер не принимает работу, музыка не ложится на его видение. Тогда, конечно, приходится переписывать.

Насколько музыка вашего родного края может быть интересна для широкой публики.

– Я использую родную музыку в своей работе. Абсолютно уверен, что она может стать популярной в мировом масштабе. Все мои обработки очень хорошо принимали в тех странах, где мы их исполняли. Понимаете, ведь люди постоянно ищут новые ощущения, звучания, а кавказская музыка, в частности адыгская, с которой я работаю, для европейцев и азиатов – это новый опыт. В музыке каждого народа есть определенная самобытность. Вспомните, насколько популярной благодаря кинематографу стала фольклорная ирландская музыка. Закавказье в этом плане опередило Северный Кавказ. Грузинская, армянская музыка давно известна в мире. Вспомним исполнение на дудуке Дживана Гаспаряна для сцены в голливудском «Гладиаторе». В этом смысле народная кавказская музыка – настоящая сокровищница.

Скажите, что для композитора и музыканта востребованность?

– Не стану лукавить, что востребованность много значит. Она дает возможность творить в комфортном режиме, обеспечивает свободу в финансовом плане. Это немаловажно. К тому же она придает уверенность в своей работе, в правильности выбранного пути.

«Проспект-Северный Кавказ» №47/2020

Марина Черчесова

Автор материала

Марина Черчесова

Марина Черчесова