Персона

Перевал Чегетджара. Ночевка в горах al dente

Недоваренные макароны, курлыкающие во тьме ночной птицы, звездное небо и обратная сторона привычных вещей – ночевка на перевале Чегетджара способна удивить даже самого повидавшего горные виды туриста. Но преодолеть сам перевал сможет далеко не каждый.

Поездка в горы на внедорожнике – это всегда некоторый риск, авантюра. Если запланирован относительно короткий выезд ради заката и звезд с ночным возвращением домой, к слову авантюра неизбежно добавляются несколько ярких эпитетов, часть из которых в приличном обществе не слишком уместна.

А если поездка получается спонтанной настолько, что за 15 минут до выхода из дома тебе говорят «Бери зимние вещи, вдруг заночуем», слово авантюра, какими эпитетами его ни посыпай, становится совершенно неубедительным, недостаточно емким и почти не окрашенным эмоционально. Зато закат и звезды. И восход луны. И рассвет еще потом. И фантастический спуск по крутому узкому серпантину, который даже не фотографируешь, чтобы потом никто не увидел и не сказал: «Хватит шастать по таким семь раз проклятым, всеми богами забытым, нормальному человеку ненужным дальним далям 85 уровня!».

А дальние дали нам в этот раз достались поистине феерические. Зовутся они перевал Школьный, или перевал Чегетджара, верхняя точка его находится на высоте более 3100 метров над уровнем моря. Чегетджара считается одним из самых сложных перевалов на Северном Кавказе, самым высоким перевалом в России, через который проложена автомобильная дорога. Ну, как проложена… ну, как автомобильная… Доступен он всего несколько месяцев в году – с июня по середину октября, если еще не выпал снег, но лучше все же до начала октября.

Направление, в котором мы собираемся ехать

Начнем с самого начала. Перевал Школьный некогда был исключительно «скотогонным» маршрутом, пока, примерно в середине ХХ века, не провели геологическую разведку и не обнаружили руду возле горы Чегетджара (да, она называется так же как перевал). Тогда здесь построили дорогу, соединяющую села Верхняя Балкария в Черекском ущелье и Безенги в Хуламо-Безенгийском. Так что в советское время движение тут было довольно активным, а группы туристов-походников и начинающих альпинистов преодолевали перевал пешком. В разной степени отчаянные джипперы бывают на перевале и сейчас, но в целом эти места сегодня не слишком известны туристам (да и местным жителям, не занимающимся выпасом овец и яков, чего уж греха таить). Отчасти причиной такой непопулярности является плохая грунтовая дорога, отчасти – очень плохая грунтовая дорога, а от еще одной части – ее полное отсутствие на некоторых промежутках. Например, по пути мы много раз вспоминали древнюю шутку про то, что называем дорогой направление, в котором собираемся ехать.

Штурмовать перевал лучше со стороны Верхней Балкарии – спуститься к мосту, что почти в центре села, возле магазинов, свернуть за ним направо, затем налево, проехать поворот в сторону заброшенного аула Шаурдат и двигаться дальше. Дорога почти сразу начинает отчаянно петлять, набирая высоту, и практически через каждые 15 метров хочется остановить машину, выскочить наружу с фотоаппаратом наперевес и снимать до потери фотоаппаратного пульса. Потому что видно Верхнюю Балкарию, развалины уже упомянутого Шаурдата, массивы Метеген и Хазнибаши, вершину Гюльчитау, несколько вершин Суганского хребта, Ликоран, к которому дорога приближается, а затем огибает его.

Чтобы вы понимали, насколько малопопулярна сейчас дорога, мы всего лишь один раз встретили пастухов на лошадях. И пастухи эти смотрели на нас с плохо скрываемым, почти суеверным ужасом. Хотя кое-где нам мерещились следы недавно проехавших машин, а за пару дней до того на Школьный точно поднимались несколько машин. Собственно на показания той группы мы и опирались, когда выбрали направление. Особенно воодушевила фраза: «Дорога там одна – не заблудитесь». Дорога действительно одна, иногда даже ни одной, но потом снова одна. А кое-где, как, например, в районе затяжного подъема по довольно мягкой и влажной почве, дорога эта настолько размыта и практически перепахана, что пассажирам стоит уйти пешком, малодушно бросив водителя, в одиночку искать тропинку, по которой он, возможно, попытается заехать наверх.

На семи ветрах

Пожалуй, именно этот участок на подъеме со стороны Верхней Балкарии самый сомнительный и опасный. Перед тем, как решиться сюда ехать, стоит убедиться, что сухая погода стояла достаточно долго для того чтобы и без того мягкий грунт просох и не был невнятной вязкой кашей, с которой лучше вовсе не связываться. Практически сразу за этим «мягким» участком, который некоторые путешественники, ничуть не стесняясь, называют болотом, вы обнаружите чудесную естественную смотровую площадку. Если обернуться назад, вы увидите вершину Соухаузкая, массив Ликоран и кусочек Метегена, но главный тут – вид на снежные вершины, например, пятитысячник Коштантау.

Дальше начинается еще один отрезок каменистого серпантина. Он достаточно узок и не кажется сильно надежным, потому для верности некоторую его часть лучше преодолеть пешком, заодно наделав чудесных кадров.

Серпантин выведет сначала к руинам, а затем к пологому холму, с вершины которого открывается без преувеличения лучший за всю поездку вид, хотя и прочие были не промах. Вы увидите Ликоран, Метеген, Хазнибаши, Гюльчитау и Рцывашки, Коштантау и гребешок Дыхтау. Площадка эта находится, условно говоря, на пересечении нескольких ущелий, на всех имеющихся в арсенале атмосферы ветрах. Но, как ни удивительно, ночевка на ней оказалась практически штилевой: пусть дым от костра и кружился, перегоняя группу то в одну сторону, то в другую, не случилось никакого урагана, которого мы в глубине души опасались настолько, что даже не упоминали вслух.

А еще именно отсюда прекрасно видна обратная сторона массива Аккая – того, в который «упирается» проспект Ленина в Нальчике. Это высочайший массив Скалистого хребта с верхней точкой (Каракая) 3646 метров над уровнем моря. Так вот, смотреть на Аккая с перевала Чегетджара – то же самое, что смотреть на темную сторону Луны. Вроде бы понимаешь, что это вот оно, то самое родное, к чему привык в детства, узнаешь какие-то очертания, но все же мозг периодически отказывается составлять цельную картинку.

Кулинарные изыски и путь вниз

Вы когда-нибудь пробовали сварить суп ночью на высоте более трех тысяч метров да еще и во второй половине октября? Если нет, вот вам лайфхак – и не пытайтесь. Вместо обещанных упаковкой 35 минут суп варился 3,5 часа, а обитающие в нем мелкие макарошки остались вполне себе al dente. Главным достоинством этого великого изобретения походной кулинарной мысли было то, что суп горячий и жидкий, а в темноте и на холоде костер да горячий пусть и недоваренный супчик, это совершенно точно – рецепт счастья.

Что делать на перевале ночью? Конечно, снимать звездное небо! И прислушиваться, не бродят ли где-то неподалеку дикие звери. Зверей слышно не было, зато незадолго до восхода луны мы услышали звуки, которые сначала не смогли опознать. Когда источник, коим, видимо, была стая птиц, приблизился, мы различили курлыканье. К этому времени суп был благополучно съеден, фотографии сделаны, а обсуждение маршрута вниз закончилось победой здравого смысла – спускаться решили утром. Птицы внесли некоторое оживление в наш быт, но довольно быстро мы привыкли к немного жутковатым в условиях абсолютной невидимости звукам и отправились спать.

Рассвет встречали во всеоружии – горячий чай, вся имеющаяся при себе теплая одежда, фотоаппараты наизготовку. Пальцы зябли, зубы стучали, но по мере того как солнце поднималось над горными грядами, становилось все теплее, а когда стало совсем светло, пришлось раздеваться едва ли не до футболок.

Путь вниз к селу Безенги занял довольно много времени. Надежда на то, что дорога в ту сторону будет проще, не оправдалась. Большую часть пути пришлось проделать по узкому серпантину, невольно задаваясь вопросом, что будет, если кто-то поедет навстречу. О том, чтобы как-то разъехаться, на протяжении большей части пути и речи идти не могло. У дороги есть несколько кошар, с нее, как впрочем и с верхней точки перевала, видно местами разрушенную селями дорогу на перевал Думала в Чегемское ущелье. А почти в самом низу начинаются заросли барбариса, который по осени как раз пора собирать.

В Безенги дорога спускается резко и почти неожиданно – сначала на противоположный от погранзаставы берег реки, потом через мост в само село. Поездку эту можно без зазрения совести назвать непростой экспедицией для смелых и немного сумасшедших туристов со стажем. Что нужно обязательно помнить, отправляясь на Чегетджару – еду и воду надо везти с собой, дрова брать с запасом, а при составлении гардероба отдавать предпочтение зимним вещам. И если вы не очень уверены в своей машине и водителе, стоит хорошенько обдумать эту поездку и, возможно, выбрать менее дикое и нехоженое направление.

«Проспект-Северный Кавказ» №47/2020

Дарья Шомахова

Автор материала

Дарья Шомахова

Дарья Шомахова