Персона

«Дом, в котором...» остаются навсегда

Бывают истории, которые читаешь и сразу понимаешь, что это «на один раз» и больше ты эту книгу в руки не возьмешь. Есть и такие, которые бросаешь, едва открыв, или где-нибудь на середине вдруг спрашиваешь у себя – «а, собственно, зачем я психую и продираюсь сквозь это, если можно просто не читать вовсе». Кстати, порой, мы к ним возвращаемся, перечитываем и воспринимаем совсем иначе. А иногда встречаются истории, в которые ты уходишь с головой, ногами, руками, сердцем и вообще всем «суповым набором», переселяешься со всем своим эмоциональным багажом, а они в ответ удобно обживаются в тебе. И ты уже не помнишь, как воспринимал мир ДО, для чего тебе было нужно все то огромное пространство, которое теперь занято новой книгой. Неужели оно пустовало раньше? Или оно появилось вместе с этой историей, чтобы навсегда встроить в твою жизнь нечто новое?

«Дом, в котором...» остаются навсегда

Сегодня мы поговорим о книге-фэндоме, породившей едва ли не отдельную субкультуру.

Роман Мариам Петросян «Дом, в котором...» – это такое особое явление, способное влюбить и, собственно, влюбившее в себя огромное число людей всех возрастов. Можно сказать, что «Дом, в котором...» – пароль, по которому прочитавшие могут отделить «своих» от «несвоих», какой бы избитой ни была эта фраза.

«Я не писала книгу, я в ней жила». Мариам Петросян
«Я не писала книгу, я в ней жила». Мариам Петросян

Даже если отвлечься от множества премий, которыми удостоили эту книгу, глядя на безмерно разросшееся фанатское движение, понимаешь, насколько глобальным и будоражащим умы оказалось произведение. В документальном фильме Стивена Фрая «Открытая книга России: писать во времена Путина» (2013) Мариам Петросян была названа одной из шести лучших современных российских писателей «эпохи Путина», которых читают и будут читать всегда.

Если попробовать рассказать, о чем книга, получится нечто не слишком внятное. Если смотреть отрешенно, то, по сути, она об интернате для детей-инвалидов. Но пусть кинет в меня камень тот, кто скажет, что она об интернате. Та же самая история с фэнтези о подростках. Вроде формально это оно, а вроде и нет. Наверное, правильнее всего будет назвать «Дом» магическим реализмом, поскольку реализм тут действительно тянет на магию, а магия – такой неотъемлемый атрибут реальности, что одно не отслоить от другого, сколько ни старайся. И вопрос еще: а надо ли что-то от чего-то отслаивать?!

Внимание! Если вы с «Домом» совпадете, на какое-то время будете потеряны для общества, потому что будете жить внутри книги, думать о ее героях, засыпать, просыпаться, завтракать, ехать на работу, да и работать, скорее всего, вы тоже будете в компании Сфинкса, Слепого, Македонского, Шакала и прочих.

Немного об издании. Ныне существует три варианта книги – трехтомник в мягком переплете и два издания в твердом, в них все собрано под одной обложкой. Причем второе издание в твердом переплете – это такая режиссерская версия «Дома» с ранее не изданными сценами и иллюстрациями, которые вроде бы фан-арт, но как можно назвать такое фан-артом? «Подарок получит скорее автор книги, чем читатели», – сказала о второй версии сама Мариам Петросян. И была неправа, конечно. Мы ведь не считаем режиссерскую версию фильма подарком режиссеру, правда? Вот и здесь то же самое.

Петросян, к слову, считает, что дополненное издание не для тех, кто читает книгу впервые, а для тех, кто, так скажем, уже глубоко в фэндоме. И это тоже вопрос спорный. Кто сказал, что если вы знакомитесь с историей впервые, усложненная мозаика авторского замысла не доставит вам удовольствия? Да, в чем-то версия «без купюр» сложнее для восприятия, и возможно, отметки на полях «публикуется впервые» будут отвлекать. Но если уж вы пустились в путешествие по «Дому» и его «изнанке» и впустили эту книгу в свое личное пространство, такие подробности вряд ли смогут сбить вас с толку.

Для пущей убедительности хочется процитировать литературного критика Галину Юзефович: «... как бы банально это ни прозвучало, я завидую тем, кто именно сейчас держит «Дом» в руках впервые, – считайте, что специально к вашему визиту в нем сделали генеральную уборку. Заходите, обустраивайтесь».

Для тех, кто уже читал первый вариант романа и задается вопросом, стоит ли дополненная версия внимания, ответ совершенно однозначный – стоит, конечно! И упомянутые выше отметки на полях сделаны специально для вас, чтобы не играть в увлекательную игру «Найди десять отличий».

«Я не писала книгу, я в ней жила», – сказала о «Доме» автор. Что ж, мы тоже живем в нем, ходим или прыгаем на «Изнанку», не любим и даже боимся «Наружность», исправно устраиваем ночи сказок и ярмарки, чтобы совершать обмен. А если вы еще только собираетесь к нам, – добро пожаловать домой!

«Проспект-Северный Кавказ» №46/2019

Дарья Шомахова

Автор материала

Дарья Шомахова

Дарья Шомахова