Персона

«Гиппопотам» СтивенаФрая. Невозможный роман

Предостерегаю, не тратьте деньги и время, не раскрывайте эту книгу, если вы краснеете, как юная пастушка, при каждом крепком словечке; если вы воинствующий ортодокс, готовый жечь священным огнем инквизиции каждого сомневающегося в существовании Господа; если ваши тонкие чувства задевает тот факт, что комик-гей (а Стивен Фрай не скрывает своей нетрадиционной сексуальной ориентации) осмелился рассуждать на вечные вопросы, которые всегда остаются без ответа

«Гиппопотам» Стивена Фрая.

Невозможный роман

Не имею представления, в какой круг ада поместил бы Данте Алигьери мою душу, узнай он, что я не только читаю Стивена Фрая, но и восхищаюсь сюжетами, юмором и слогом этого современного английского писателя. Хотя широкой публике он больше известен как актер, комик. Его находчивого камердинера Дживса в известном британском комедийном телесериале «Дживс и Вустер» знают все любители английского юмора. Произвел впечатление также эпатажный Майкрофт Холмс в исполнении Фрая в детективном боевике «Шерлок Холмс: игра теней». Я не говорю уже о том, что экранный Оскар Уайльд Стивена Фрая просто великолепен. И вот, когда обозначилось знакомое лицо, можно поговорить и о других гранях таланта Фрая.

«Эхо Москвы»: «Похоже, называть Стивена Фрая актером просто глупо. Он – самый настоящий писатель, а чем он там еще занимается в свободное время – неважно». Для меня знакомство со Стивеном Фраем-писателем произошло с произведения «Гиппопотам». «К чему эти рассуждения о Дантовом аде?» – спросите вы. А дело в том, что взгляды на мир главного героя книги поэта-выпивохи и старого циника не только не повергли меня в смущенный гнев, но и заслужили мое одобрение.

«Тед Уоллис по прозвищу Гиппопотам – стареющий развратник, законченный циник и выпивоха, готовый продать душу за бутылку дорогого виски. Некогда он был поэтом и подавал большие надежды, ныне же безжалостно вышвырнут из газеты за очередную оскорбительную выходку. Но именно Теда, скандалиста и горького пьяницу, крестница Джейн, умирающая от рака, просит провести негласное расследование в аристократической усадьбе, принадлежащей его школьному приятелю. Тед соглашается – заинтригованный как щедрой оплатой, так и запасами виски, которыми славен старый дом. Но задача оказывается гораздо сложнее, чем он предполагал. Тед, собственно, не понимает, что ему нужно искать и где разнюхивать. В поместье тем временем стягиваются гости, и все они настойчиво ищут общества юного Дэвида и столь же настойчиво твердят о неком Чуде Господнем. Лишь цинично-наивному Теду требуется не Божия благодать, а еще одна бутылка виски, но именно ему предстоит разбираться с Чудом», – интригующая выжимка?

Возможно неверие в чудеса, атеизм помогли старому алкоголику распутать клубок, в котором переплелись судьбы и надежды инфантильного подростка, борющегося за внимание к своей персоне, тяжело больной женщины, цепляющейся за каждый росток надежды, священника-гея, не верящего ни в ад, ни в рай.

Роман «Гиппопотам» стоит прочесть, перефразирую известный афоризм, хотя бы даже для того, чтобы понять, почему этого не следовало делать. Хотя, предостерегаю, не тратьте деньги и время, не раскрывайте эту книгу, если вы краснеете, как юная пастушка, при каждом крепком словечке; если вы воинствующий ортодокс, готовый жечь священным огнем инквизиции каждого сомневающегося в существовании Господа; если ваши тонкие чувства задевает тот факт, что комик-гей (а Стивен Фрай не скрывает своей нетрадиционной сексуальной ориентации) осмелился рассуждать на вечные вопросы, которые всегда остаются без ответа.

Цинизм, изощренный сюжет, сложная словесная конструкция, абсурдизм и игра за гранью фола – парадоксальным образом роман «Гиппопотам» сочетает все это. Спектр эмоций во время прочтения измеряется диапазоном «плюс-минус бесконечность», и это говорю вам я, гуманитарий! «Какой ужас» или «Какой  класс» – вам решать. А я уже определилась – гореть мне в Дантовом аду.

подготовила – Марина Черчесова, № 35/2016г.

Проспект Северный Кавказ

Автор материала

Проспект Северный Кавказ

Проспект Северный Кавказ