Персона

Мальчики рождаются только у настоящих мужчин!

Есть фильмы, которые с детства любишь за атмосферу. За то невероятное ощущение радости, которое они оставляют после себя. И при этом их смысл понимаешь много позже, уже будучи взрослым. Когда совсем не важно, что черно-белая картинка в телевизоре далека от тех объемных изображений, которые мы ежедневно наблюдаем на экранах. Когда ты можешь объективно оценить игру актера, но не делаешь это лишь потому, что настолько сроднился с фильмом, что воспринимаешь его как часть собственной жизненной истории. И когда, в очередной раз включая любимую всей семьей комедию, ты до сих пор пожимаешь плечами: «Ну какая же это семейная драма?»

Человек только в 40 лет начинает чувствовать вкус жизни, пытается быть максимально активным участником всех ее сфер и никто даже не думает называть его старым. Но с кинолентами совсем другая история. Нынче картина двух-трехлетней давности уже воспринимается как устаревший. Чего уж говорить о фильмах, чей зрительский стаж насчитывает уже сорок лет. Да и сама творческая бригада с неохотой вспоминает дела давно минувших дней. Хотя, наверное, за этим кроется нечто большее, чем просто плохая память – выуживая из нее те, безусловно, счастливые моменты, осознаешь невозвратность… Причем не только к конкретно этим съемочным дням, а вообще к той особой ауре, которая царила на площадке каких-то сорок лет назад. За эти десятилетия киноиндустрия совершила много заметных рывков в развитии, подарила миру немало шедевров, звезд и премий. Но сохранила ли она ту неподдельную душевность, которую невооруженным глазом видно в лентах тех времен? Времен, когда премьеры не были ежедневным и мало кому интересным событием, а выхода нового фильма ждали по полгода. Времен, когда деревья были маленькими, актеры – большими, а кино – глубоким. И, быть может, в киноленте «Семейная драма» смысл и лежит на поверхности, но чтобы он получился именно таким простым и ясным, вся команда, во главе с режиссером, проделала колоссальную работу. Чтобы на выходе у каждого зрителя осталось ощущение, что все гениальное – просто…

Современный кинематограф изнемогает от жажды по таким талантам, как Измаил Бурнацев. И как же нам всем повезло, что в титрах к любимому фильму в качестве режиссера значится именно он. А ведь все начиналось иначе, и действительно могло обернуться драмой для осетинской киноиндустрии. Изначально фильм снимался совсем по другому сценарию и другим режиссером. Действия картины разворачивались в селе, творческая команда приступила к съемкам в Унале. Однако даже сегодня, спустя много лет, актеры, ничуть не умаляя достоинств первого режиссера, все же говорят о том, что он не успел связать себя с будущим фильмом духовными узами, а от того и работа не клеилась: «Мы сами не могли понять, чего от нас требуют, что мы будем снимать. Даже к подбору девочек – детей главного героя – он отнесся спустя рукава, лишь бы в кадре были какие-то дети. Одну и ту же сцену могли снимать несколько дней». Ахсару Бекмурзову, выбранному на главную роль в киноленте, куда привычнее были театральные подмостки, нежели съемочная площадка. Но талант на то и дан актерам, чтобы уметь вживаться в любое амплуа, в том числе – и телевизионного героя. Но даже ему пришлось непросто: «Предстояло снять сцену, где я отдыхаю в кресле, а мне мешает своими криками осел. И режиссер командует: кинь в него тапок, но сам решай – хочешь попади, хочешь нет. Ну я и сыграл сцену так, что попал в животное. А сам фрагмент с попаданием снимали отдельно, и никак не могли уловить нужный кадр. Так режиссер потом обвинил меня в том, что не нужно было попадать…». Разногласия у режиссера были не только с осликом, но и с оператором картины – Мироном Темиряевым. В итоге что пути творца и «Семейной драмы» разошлись…

И тут многодетную семью Толаса Огойти «усыновил» Измаил Бурнацев. И спасибо требовательному Советскому Союзу, который установил строгий план для государственных киностудий – два фильма в год. Поэтому закрытый фильм пришлось реанимировать, а вместе с тем – вносить изменения в сценарий. «К чести Руслана Тотрова он оказался очень понимающим и согласился с вносимыми поправками», – рассказывает помощник режиссера Урузмаг Баскаев. Сценарий фильма – это живой организм, который растет, развивается вместе с режиссерской мыслью, с его видением. И когда режиссер – мастер своего дела, то будущее произведение кинематографического искусства только приобретает. Как и произошло. И хотя для Нарика (как все называют Измаила Бурнацева) – это был всего второй фильм, он пришел к нему с четким пониманием, как надо. Творческий тандем с оператором Аланом Себетовым уже заведомо говорил об успехе ленты. Но до оваций в Москве было еще далеко – предстоял непростой, но безумно увлекательный съемочный процесс.

Измаил заново устроил кастинг для актеров. После фото- и кинопроб Ахсара Бекмурзова окончательно утвердили на роль счастливого отца пятерых девочек. Появился в составе и Казбек Суанов, который заменил внезапно заболевшего коллегу. Блистательные актеры Коста Бирагов и Маирбек Цихиев стали гарантией не только очень теплой атмосферы на площадке, но и непременных импровизаций, которые станут украсим фильм. А Урузмаг Баскаев отправился по детским садам города, чтобы найти Толасу дочек. «Казалось бы, что их там выбирать – все дети такие замечательные! Но это кино и здесь нельзя упускать даже мелочей. В процессе поиска зашел в садик в районе улицы З. Космодемьянской и смотрю, сидит одна девочка – вроде какая-то хмурая, готовая расплакаться, но чем-то она меня так зацепила, что я сразу понял – она станет нашей маленькой актрисой. В итоге она и сыграла младшую дочку». Никто не прочил этим девочкам звездное будущее в кино, но пять ярких образов они сумели создать на «ура»: глядя на них, сложно было поверить, что герой Ахсара Бекмурзова, отец таких прекрасных дочерей, все еще мечтает о мальчике. «Так приятно встречать и теперь этих девочек, конечно, они уже повзрослели, сами стали мамами», – с улыбкой говорит Урузмаг. А вот киношный папа давно не встречал своих «дочек»: «Я отдыхал с супругой в Дзинаге. Мы прогуливались, как вдруг увидели двух одинаково одетых девочек, идущих с мамой. Я почти сразу их узнал – в фильме им было всего по 2-3 годика, а на момент встречи уже лет 10. «Вот мои девочки!» – радостно я объявил супруге. И хотя они не узнали меня, мне было очень приятно их встретить. В горах тогда особо и магазинов не было, но недалеко продавали абрикосы. Я взял и насыпал их в ведерко, которое девочки несли в руках».

Вообще съемки с детьми – это всегда риск. Они очень непосредственны, чем зачастую и берут зрителя. Но ведь в фильме от них ждут определенных реакций, эмоций, движений. «Вот как раз эти две девчушки-двойняшки хорошо вошли в роль, если так можно сказать. Помните фрагмент, когда я повис на светофоре? Так вот они по-настоящему плакали в кадре: «Папа, папа!» И даже народ вокруг собрался посмотреть: чего это девчонки рыдают». Ахсар Бекмурзов тогда уже был отцом – у него подрастал сын, но чтобы примерить на себя роль папы дочек, ему нужно было войти с «артистками» в контакт. «Перед съемками мы ходили в садик почти каждый день. Я носил детям конфеты, игрушки, и девочки действительно очень быстро ко мне привыкли. Моей супругой в фильме должна была стать Тереза Кантемирова. Однако она почему-то не приезжала для знакомства с юными героинями. И тогда Нарик принял решение, и у моих «дочек» появилась новая мама – Светлана Дудиева, которая сразу нашла подход к ними».

К слову, именно тот факт, что у Ахсара уже был сын, не сразу дал актеру должного понимания драмы его героя. «А братик есть у вас, братик?» – в ответ на этот вопрос Измаил требовал от меня эмоций негодования, возмущения, раздражения… Волю режиссера нужно было исполнять, но и мне нужно было проникнуться «трагедией» Толаса. И тут Нарик нашел выход: после сцены, когда на очередном вопросе о братике, у меня в руках лопается шарик, я понял, чего от меня требуют».

С пониманием к жизненной трагедии Толаса отнеслись и его друзья: ведь супруга Венера в очередной раз ждала ребенка, и все надежды многодетного отца были связаны с появлением в семье еще одного мужчины: «Интересно, кто родится? – Уж лучше б мальчик! – Куда ему?!» Тема ожидания продолжателя рода сделала эту киноленту фильмом на все времена – каждый отец, до безумия любящий своих дочерей, в душе все равно мечтает о сыне. Залина, Зарина, Замира, Земфира, Зарета… Наверняка, Толас бы назвал сына Заурбеком. Но пока ему только оставалось отмахиваться от бесконечных вопросов и шуток знакомых. «Думаешь, земля остановится, если кто-то не продолжит твой род? – Не остановится, но на ней что-то будет не так!»

«Не так» у Толаса продолжалось на протяжении всей картины. Не без участия друзей, конечно же. Которые, в свою очередь, немало импровизировали в кадре. Пожалуй, за одну только творческую свободу актеров Измаилу Бурнацеву стоит сказать «спасибо». Реплики, жесты, сцены – сегодня зрителю кажется, что все было так и задумано, но на деле оператор просто удачно поймал кадр, а режиссер, узрев в нем изюминку, оставил в фильме. А были и, наоборот, моменты, в которых профессионалы своего дела могли бы заметить не самую умелую игру актера: Ахсар Бекмурзов совсем не умел водить машину, и хотя крутил баранку очень артистично, по кадрам можно понять, что автомобиль стоит на месте. Нужно сказать, что Ахсару фильм, конечно, добавил известности, и до сих пор, спустя более чем 40 лет, многие поклонники его благодарят именно за этот образ. Но вместе с тем был и другой случай: через какое-то время после выхода ленты на экраны, актера у театра встретил мужчина с твердым намерением побить Бекмурзова: «Ты над кем вздумал издеваться? Посмотрел я ваше кино! У меня тоже дочки и что, теперь это высмеивать нужно?»

Но, разумеется, приятных воспоминаний у команды Измаила Бурнацева намного больше. Тем более, когда режиссер, даже по прошествии нескольких десятилетий, с облегчением вспоминает, что все его риски в кадре были оправданы и обошлись без травм. «Один из любимых зрителями моментов, когда наши герои поднимаются на балкон, чтобы петь серенаду. Мы не раз использовали этот подъемник в фильме, но в данной сцене у нас не было никаких гарантий – можно ли такой груз в виде трех взрослых мужчин поднимать так высоко. Возможно, свою роль в благополучном исходе сыграла и расстановка актеров в корзине. Но зато какие кадры вышли! И это несмотря на то, что Маирбек Цихиев очень даже натурально был зол, что краской – раствором мела – запачкали и его в процессе съемки».

«Зато как художественно вылили эту краску! Наш безгранично талантливый художник Тотрбек Басиев еще обладал и актерским даром. И поэтому мы частенько приглашали его в эпизоды, чему он был несказанно рад. И здесь он с удовольствием сыграл соседа – вот вроде маленький персонаж, но каким ярким он получился! А эти детали очень важны для фильма, ведь они создают целостную картину для зрительского восприятия», – утверждает Урузмаг Баскаев.

«А я хорошо помню, – делится Ахсар, – момент, когда Толас, от которого уже ушла жена, сидит, с грустью рассматривая кукол своих дочек. За окном льет дождь, который нам обеспечила пожарная машина. И тут я поднимаю глаза и вижу – на съемочной площадке стоит моя мама. От неожиданности я даже растерялся. А ей, наверняка, было приятно увидеть своего сына во время съемочного процесса».

Помимо основного смысла, который несет в себе этот фильм, каждый зритель, особенно рожденный и выросший в советское время, ловит себя на мысли, что он тоскует по тому особому уюту, который сегодня вытеснили евроремонты, светящиеся фасады, громоздкие вывески… Даже тем, кто никогда не ходил пить пиво, кафе, в котором работает Баби, кажется невероятно родным. И этот утраченный сегодня дух времени проявлялся во всем. «Куда бы мы ни пришли снимать, нам с радостью открывали двери и впускали как самых желанных и дорогих гостей. Ту самую сцену с серенадой мы снимали в квартире Урусовых. Мы сначала с Измаилом выбрали подходящий нам дом, а потом подбирали этаж и квартиру. И оказалось, что там живет мой бывший учитель математики из Ардона, – рассказывает Урузмаг. – Они не просто нас пустили для съемок, они еще и стол с угощениями для нас накрыли. И это отношение ничем не заменить! Мы работали в условиях удивительного желания людей помочь. Но мы и сами вкладывали в  фильм не только душу, но и все, что было дома – то ковер принесем, то еще какой реквизит для кадра. Толас вообще снимался в моей куртке – уж очень она ему под образ подходила!»

Серенада – одна из причин, по которой фильм хочется пересматривать снова и снова. Но не многие знают, что песня, звучащая в кадре, взята из спектакля «Ох, уже эта молодежь!» по пьесе Исака Гогичева. Она уже тогда была довольно популярной, а так как Нарик сам занимался подбором музыки к фильму, то решил, что эта композиция как нельзя лучше впишется в сюжет. И не прогадал!

Впрочем, режиссер угадал со всем. Даже с кардинальной переменой финала. По замыслу сценариста Руслана Тотрова, мечта его героя, наконец, сбывается. Но разве ж это семейная драма, о которой мы говорим весь фильм? «Вы знаете, в кинематографе часто бывает, что конец фильма снимают раньше его начала. Так и у нас вышло – мы отсняли финал. Но потом Измаил то ли сам, то ли по чьему-то наставлению решил, что Толас получает не просто радостную весть, а вдвойне радостную – у него рождаются две девочки. И хотя тянуть уши новоиспеченному отцу принято за мальчика, мы оставили и этот обычай в кадре».

Готовый фильм с нетерпением ждали в Москве: все сбежались посмотреть, что же опять эдакое привезли осетины. И вы бы видели, как его принимали! Даже сложно сказать, кто больше радовался – Толас прибавлению в семействе, или столичные эксперты такому бесценному шедевру отечественного кино… А в Осетии фильм стал новогодней альтернативой «Иронии судьбы»: четыре года подряд его, в качестве подарка зрителям, показывали 31 декабря.

Тем, кто только вступает в ряды поклонников осетинского кинематографа, мы не рекомендуем откладывать просмотр фильма на завтра: «Семейная драма» непременно станет для вас любимой семейной комедией. Ну а тем, кто все еще задается вопросом «Кто же лучше – мальчик или девочка?», мы напоминаем: «Мальчики рождаются только у настоящих мужчин!»

P.S. «У тебя сначала родился мальчик, потом – девочка. Значит, ты перестал быть настоящим мужчиной?» Приятного просмотра!

Автор – Мадина Макоева

Prospect-sk №44

Проспект Северный Кавказ

Автор материала

Проспект Северный Кавказ

Проспект Северный Кавказ