Персона

Остров свободы

Каждый голландец имеет по нескольку велосипедов на разные случаи жизни. Вот этот, практичный, – для поездок на работу. Этот, с корзинкой, – для супермаркета. На этом, синеньком, можно поехать в кафе с друзьями. A этот, старый, но удобный, – для выездов на природу

Остров свободы

Когда меня спрашивают, в какой бы стране я хотела жить, а я отвечаю, что в Голландии, люди понимающе кивают и произносят: «Ну да, там наркотики…». В эти моменты я начинаю злиться, потому что тот образ «гнезда разврата», который люди придумали для Нидерландов, не имеет к ним никакого отношения!

Спорить не буду: легализовано в Голландии почти все, что можно легализовать. Резкий запах марихуаны позволяет безошибочно распознавать кофешопы, в которые можно забежать на пару минут выкурить косячок, a разноцветные мерцающие вывески призывают посетить смартшопы, где продается голландская гордость – грибы-трюфели (по существу совсем не те, которые ищут прованские свиньи) и разнокалиберные дизайнерские наркотики – ЛСД, экстази и даже кокаин.

В смартшопах можно не просто легально купить то, чем можно «обдолбаться», но и познакомиться с сертификатами качества, всеми полагающимися документами, a в конце дегустации еще и оставить отзыв в книге жалоб и предложений.

Кстати, легализовав наркотики, власти Голландии избавились раз и навсегда (как минимум до сих пор!)  от проблемы наркомании. Легализация в принципе и была вынужденной: в свое время смертность от тяжелой наркомании в Голландии била все рекорды. Но запретный плод  был гораздо слажелегализованного. Теперь основные потребители веществ – туристы.

Но не наркотики главное в Голландии (хотя многие русские туристы едут туда исключительно из-за этого). Лично для меня главное в Голландии – это потрясающее настроение страны. Мне кажется, это единственное место на Земле, где люди действительно знают, что такое счастье (и счастье это – не в наркотиках, конечно).

Первое, чем меня сразу же подкупили Нидерланды, – это то, что любой житель страны знает английский язык. И маленький ребенок пяти лет, и почтенная старая леди, и темнокожий раздолбай. Учитывая, что по-голландски я, к своему стыду, знаю только одну фразу «Хуенах», что переводится как «Доброй ночи», знание голландцами английского сильно упрощает жизнь иностранцам.

Стереотипы о Голландии, которые знает любой, кто слышал о существовании этой страны, абсолютно верны. Это действительно страна велосипедов: они есть не просто  в каждой семье. Каждый голландец имеет по нескольку велосипедов на разные случаи жизни. Вот этот, практичный, – для поездок на работу. Этот, с корзинкой, – для супермаркета. На этом, синеньком, можно поехать в кафе с друзьями. A этот, старый, но удобный, – для выездов на природу.

В голландских каналах слой велосипедов достигает двух-трех метров. Поэтому каналы от них регулярно чистят – как только за них начинают цепляться катера и теплоходы. Однако для меня, если честно, в итоге так и осталось загадкой, кто и зачем сбрасывает велосипеды в реки.

Но каналов – как засыпанных велосипедами, так и нет – в Голландии очень много. Если вы думаете, что можете представить себе, что такое много, то вы ошибаетесь. В каналах преспокойно плавают утки и лебеди, a голландские наркоманы почему-то их не отстреливают и не жарят.

Из-за обилия каналов в Голландии в программу курса физкультуры введено плавание. Оно сдается в несколько этапов. Первый – то плавание, к которому мы привыкли. Второй – плавание в летней одежде. Третий – плавание в зимней. Ну действительно мало ли что: поскользнулся, упал, очнулся – канал.

Еще один стереотип о Голландии – тюльпаны. Несмотря на мои регулярные посещения этой страны, я ни разу не попадала туда весной, в период их бурного цветения. Поэтому мне остается только верить на слово тем, кто видел их вживую, a также довольствоваться круглогодично доступными виденными лично продавцами тюльпановых луковиц (которые, кстати, нельзя было ввозить в Россию еще даже до введения санкций).

На мой взгляд, нельзя остаться равнодушным и к внешности голландцев. Голландцы официально считаются самой высокой нацией в Европе. Научного объяснения этому нет. Но сами голландцы шутят, что год от года становятся выше, потому что страна медленно, но верно уходит под воду, и надо, чтобы голова торчала над водой. A еще голландцы – блондины. Конечно, о вкусах не спорят, но высокие светловолосые парни и девушки объективно выглядят очень эффектно.

Кстати, те, кто считают, что голубые и Амстердам – это практически синонимы, могут засунуть свое мнение куда подальше. На улицах Голландии обнимающихся парней нет.  Может, они есть в клубах специфической направленности, может, они обнимаются друг с другом у себя в квартирах – я свечку не держала. Но содомии на глазах детей и старушек они не предаются.

Зато сразу вспоминается один случай, когда серьезная женщина, профессор, приехала из Голландии по делам в Осетию. «Слушай, – спрашивала она меня. – Почему у вас столько голубых?» В ответ я только  недоуменно посмотрела ей в глаза. «Ну как же, – продолжила она. – У вас все парни ходят по улице в обнимку, a еще они обнимаются при встрече… У нас так делают только голубые».  Пришлось объяснять, что ходить в обнимку – означает  на Кавказе «по-братски»… Но, по-моему, ее сомнения мне развеять не удалось.Единственное, во что она была готова поверить, только в их латентную гомосексуальность.

Есть и еще одна вещь, притягивающая, как магнит, в Голландию туристов – легализованная проституция. Амстердамский квартал красных фонарей давно вошел в русский язык как устойчивое выражение. Несмотря на то, что повышенного интереса к девушкам у себя я не замечала никогда,  про амстердамских красавиц в витринах замечу, что они шикарны. Почти у всех есть и модельная внешность, и модельная фигура. Здесь не удержусь и сделаю «комплимент» студенткам СОГУ: красятся и одеваются они вполне соответствующе амстердамским барышням – высокие каблуки, айфон в руке и развязное поведение довершают картину.

Купить любовь в Амстердаме – достаточно дорогое удовольствие. По расценкам этого года 15 минут «любви» будут стоить минимум 40 евро. Как пишут те, кто все-таки не пожалел расстаться с этой суммой, за оплаченные 15 минут девушки делают все, чтобы клиент не заметил, что они уже истекли, a он еще, собственно, даже не разделся. Они танцуют, делают массаж и медленно снимают с себя одежду. A потом просто выталкивают нерасторопного клиента на улицу.

В квартале красных фонарей есть также несколько витрин с транссексуалами. Идешь так мимо, видишь в витрине девушку модельной внешности… Совершенно невольно начинаешь рассматривать ее фигуру и … упс, взгляд упирается во что-то нетипично для девушек торчащее из-под коротенькой юбочки. Поднимаешь глаза снова – девушка вновь улыбается и призывно машет. Опускаешь – и понимаешь, что столкнулся с когнитивным диссонансом.

Хотя в принципе сам факт наличия даже обычных девушек в витринах – уже когнитивный диссонанс. Фотографировать в квартале нельзя, за это могут и аппарат разбить. Дело в том, что большинство дам легкого поведения подрабатывает так после работы, особо вроде и не скрывая этого факта, но и не афишируя его. Как и у нас,  в Голландии продажная любовь не в чести. Зато не так лицемерна: в отличие от местных саун, где все с честными глазами говорят, что это – оздоровительные комплексы, a девушки потрясывают дипломами массажисток, в Голландии девушки древнейшей профессии объединены в профсоюзы и платят налоги.

Свобода нравов в Голландии складывалась долгими  веками. Девушки легкого поведения появились там много столетий назад, когда страна жила за счет торговли и крупных портов, a матросы, находящиеся в пути по многу дней, искали любви, пусть и на одну ночь. В центре Амстердама есть даже памятник женской груди, правда, такой маленький, что на него можно невзначай наступить – выглядит он как барельеф на тротуарной плитке. Существует легенда, что парень и девушка очень любили друг друга, пока он не ушел на войну. Вернулся оттуда слепым. Его окликнула на улице продажная девушка, и признать в ней возлюбленную он смог, только дотронувшись до ее груди.

Примечательно, что этот памятник находится прямо рядом с главной амстердамской церковью. Говорят, что именно в нее девушки квартала красных фонарей много сотен лет подряд приходят замаливать свои грехи.

Есть в Амстердаме и одна старинная замечательная арка с латинской надписью «Homosapiensnonurinatinventum», что переводится как «Человек разумный не мочится против ветра». Говорят, что многие амстердамцы считают эти слова девизом города.  A на мой субъективный взгляд, эти слова вполне могут являться девизом любого разумного человека.

Кстати, с мужскими общественными туалетами в Голландии все придумано отлично. Прямо посреди улиц установлены кабинки типа переодевалок на пляжах с решеткой вместо пола. Это традиционные голландские писсуары. В связи с тем, что посещение туалета в большинстве стран Европы оценивается в сумму от 50 центов до 1 евро (даже в «Макдональдсе!»), то такие туалеты – подарок всем мужчинам с барского плеча от королевы Беатрикс.

Да, Нидерланды – до сих пор королевство. Причем по традиции страной руководят при возможности только женщины. Королевские дворцы есть во многих голландских городах, но центром политической жизни все равно является не столица Амстердам, a провинциальная Гаага, где и заседает правительство.

Все дома в Голландии коричневые и узкие. Недвижимость – сумасшедше дорогая. По сравнению с голландскими квартирами московские продаются практически задаром. Поэтому многие голландцы предпочитают всю жизнь жить на съемных квартирах. Так как дома строились на деревянных сваях (a жилые дома XVI – XVII веков в Голландии – не роскошь, a норма), то они имеют обыкновение коситься. Поэтому «танцующие дома»  и пизанские башни – это вполне обычная картина в этой стране.

Голландские дома настолько узки, что поднять по лестницам что-то большее, чем пакет из супермаркета, никак невозможно. Для подъема  же мебели и другого крупногабаритного барахла существуют крюки вне домов. Правда, есть еще версия, что придуманы они были вовсе не для мебели, a для жен, которые таким образом затаскивали на верхние этажи своих пьяных мужей.

Популярно в Амстердаме и жилье посреди каналов. Правда, удобные лодки со всеми удобствами и цветочными клумбами в придачу, стоят совсем не дешевле жилья на берегу, a наоборот. Но местные говорят, что туристы их просто обожают.

В Голландии есть чем заняться и любителям искусства. В музеях Рембрандта и Ван Гога есть чем утолить духовный голод. Нравится что-то посовременнее? К услугам туристов – музеи современного искусства и восковых фигур мадам Тюссо. Скучна живопись? Добро пожаловать в EyeFilm – Национальный институт кинематографии, выглядящий так, как будто он попал в этот средневековый город из будущего.

Но самым впечатляющим, на мой взгляд, голландским музеем является Corpus, находящийся в небольшом городке под названием Лейден. К слову, там находится старейший университет Европы, основанный аж в XVI веке.

Corpus – музей анатомии, построенный в виде гигантской человеческой фигуры. Попадая внутрь, посетитель получает возможность почувствовать себя уменьшенным в тысячи раз и совершить путешествие по всем человеческим органам.  Фантазии  посетителя помогают все задействованные в музее органы чувств, вплоть до обоняния.  A  еще там есть 5D-аттракцион, который уменьшает посетителя до размеров эритроцита и дает прочувствовать весь большой круг кровообращения  на собственной шкуре. Что немаловажно, аудиогиды, обязательно выдаваемые на входе, есть и на русском языке. Мелочь, a приятно!

В туалетах музея голландцы, спокойно относящиеся ко всему не чуждому человеку (что естественно, то не безобразно) понаразвесили памятки-комиксы с инструкцией, как правильно нужно ходить в туалет по-большому.  A в магазинчике на входе они продают яркие книжки для детей с основами полового воспитания.

Многонациональный Амстердам – место, где можно встретить очень разных персонажей. Нужно быть готовым ко всему. Это мы поняли после первой же беседы с прохожим на улице.

Со скамейками в Амстердаме очень плохо, и один раз мы нашли место, где можно приземлиться, только возле мусорной кучи. Возле нее стоял выброшенный большой белый диван. Если бы он влезал в самолет, ей-богу, забрала бы домой. A в куче лежали в основном коробки от разных товаров, в том числе и от светильника в форме мухомора.

И вот сидим мы, значит, на этом большом белом диване, и тут к нам подходит тип. Тип по-английски начинает нам объяснять, что мы должны как можно скорее покинуть это место. «Все дело в диване, – подумала я про себя. – Его, наверное, не выбросили. Это частная зона отдыха». Но типу было плевать на то, на чем мы сидим. Его беспокоила коробка от грибного светильника. «Вы этого не чувствуете, но этот гриб излучает волны, которые воздействуют на ваше сознание, – задвигал он. – Откуда вы приехали? Вот я, например, из Нью-Джерси. Не нужно стесняться своей страны. Вы поляки?»… Потом он плавно переключился на тему религии и создание Богом Адама и Евы. Пока мы пытались найти повод, как можно быстрее свалить от него подальше, он уже дошел до Всемирного потопа и Ноева ковчега… Мы уже уносили ноги, но слышали, как он кричал нам вслед: «И тогда Бог дал Моисею десять заповедей…»

Но если проповедники, остерегающиеся коробок от светильников, – это, скорее, исключение из правил, то наркодилеры с черного рынка – это голландская норма. Отлавливая наивных туристов, которые не в курсе ассортимента смартшопов, они пытаются впихнуть им непонятно что прямо на улицах. Учитывая то, что нам пытались впарить даже кокаин и МДМА (вернее то, что они за них пытаются выдать), спрос на такие предложения вполне существует.

В свой первый визит в Амстердам мы практически не увидели города. Притом вовсе не потому, что добрались до ближайшего кофешопа и выдули с мужем огромный косяк на двоих, a потому что черт дернул нас  совершенно случайно  заглянуть в совершенно случайно попавшийся по дороге книжный магазин. Это был не простой книжный: там продавались как новые, так и подержанные книги. В том числе, скажем, эдак века XVII. Курс евро был тогда смешным – всего-то сорок рублей, a цены в этом книжном – дармовыми. Огромные иллюстрированные альбомы по искусству, редкие издания любимых авторов, старинные сборники рецептов – почти все можно было купить рублей за 300. Я же не могла оторваться от Библии  размером с 4 сложенных рядом энциклопедии в деревянном (!) переплете, изданной в середине XIX века. Особенно подкупало, что первые страницы сменяющиеся поколения хозяев должны были заполнять самостоятельно, вписывая, кому из семьи они эту Библию передают по наследству. И стоила эта красота всего лишь 50 евро. 50 евро, Карл! Даже с нынешним курсом 50 евро – это не цена для такой вещи!

Но увы – антиквариат вывозить из страны можно, лишь заручившись разрешением министерства культуры страны. Ни желания, ни возможности возиться с бумажками у нас не было,  и та Библия осталась моей несбывшейся мечтой.

Зато мы накупили в тот день всего остального – благо, большая часть литературы была все-таки не на голландском, a на английском.

Кассиром в том магазине «работает» огромный черный кот, спящий прямо на аппарате. Я никогда не встречала «голландскую» породу котов, но все коты у них – на редкость откормленные. И их немерено в магазинах. Они лежат на прилавках, на витринах, на столах, и их настолько много, что на третьем коте подряд начинаешь воспринимать их присутствие там как норму, с которой прожил всю свою  жизнь.

Возвращаясь к стереотипам, можно вспомнить, что самое известное словосочетание, связанное сословам «голландский» – это сыр. Сыры в королевстве действительно варят. И они действительно очень вкусные. Но увы – санкционные… В отличие от пива, которое известно на весь мир чуть меньше, но от этого на вкус ничуть не хуже.

A вот главное национальное голландское блюдо – селедку – мне никак не удается попробовать. Я уже начинаю думать, что Господь хранит меня от самого серьезного разочарования в этой жизни, убирая лотки с селедочными сэндвичами с моего голландского пути. 

Но при этом, когда я в следующий раз доберусь до Нидерландов, я вновь буду их  искать. И, черт возьми, обязательно найду! Ведь каждый едет в Голландию за чем-то своим. Почему бы мне не ездить туда за селедкой?..

автор – Елизавета Чухарова, №35/2016г.

Проспект Северный Кавказ

Автор материала

Проспект Северный Кавказ

Проспект Северный Кавказ