Персона

Заур Шогенов

Проходим, проходим. Не задерживаемся... в мир дизайна. Изо дня в день человек, как говорится в одном стихотворении, бежит по жизни, не жалея ног…. Но время от времени появляется свободная минутка, которую хочется провести в приятной компании, в приятном месте с интересным, уютным интерьером.

Его мир – это волшебный мир дизайна. Как признается сам художник, в своей работе он словно в нирване, в которой абсолютно точно видно, каким должно быть очередное помещение. «Почему творчество?» – спросила я ненароком…

–Ну, вот представьте, я рос в Литве. В стране, где абсолютно все стоит на своем месте. В Вильнюсе выходишь погулять, и дважды в одно и то же кафе не зайдешь. Там нет похожих друг на друга ресторанов.  Даже стулья, столы или светильники – все разное. Каждой старой вещи литовцы находят применение. Там настолько все правильно подобрано и эпохи гармонично перетекают друг в друга. А мое студенчество прошло в самом центре Вильнюса – в месте, где сосредоточена вся культурная элита. Какому студенту может не понравиться между парами на улице поесть булочки со звездами Европы? У меня техническое образование. Мне нравилось собирать мотоциклы, и чтобы они были разные. Это было сложно в то время, так как не всегда можно было найти необходимую деталь, вот и приходилось ко всему подходить творчески – давать вторую жизнь уже устаревшим вещам. Именно там, в Литве, я понял связь предметов.

Из ваших слов я могу сделать вывод, что в дизайне интерьера важна история. Что еще? Чем вы руководствуетесь, когда создаете интерьер?

– Гармонией. Не нужно «от балды» брать что-то. Элементарно: любой ресторан начинается с технического названия. Необходимо знать, в какой стилистике продолжать развитие ресторана. К примеру, одна из моих работ – ресторан «ОнегинЪ». Почему «ОнегинЪ»? Потому что располагается на улице Пушкина. Или ресторан «Пиросмани». Понятно, что это ресторан грузинской кухни, но там обязательно должна быть связь с историей, с картинами. С намеками на песню «Миллион алых роз», ведь это же Пиросмани подарил розы Маргарите, продав все, что имел. Я не могу сказать, что сам даю названия абсолютно всем ресторанам. К примеру, когда я брался за зал «лофт-бридж», сам «Бридж» уже был комплексом. Он просто расширился еще одним комфортным залом, но даже там есть связь предметов, та самая гармония, причем начиная со стен. Эта была конфетная фабрика, и кирпич буквально пропитан шоколадом, вот оттуда, я и начал «плясать».

Люди, знающие вас лично, заходя в очередной ресторан, понимают абсолютно точно, какой зал «ваш», а какой нет. Как вы думаете, это проявление почерка, или штампа?

– Объясню, почему так. Помните ресторан «Кабинет»? Он был первый в «лофт»-дизайне в Нальчике, всем понравилось. Даже когда «Кабинет» перестал работать, но большинство заказчиков просили «лофт». Я уже стал уставать от него. Но, к сожалению, многие боятся экспериментировать с другими стилями. Сейчас столько возможностей для экспериментов, огромное количество стилей, которые в сочетании могут дать что-то эксклюзивное, неповторимое. Ответ на ваш вопрос: штамп – это тот модный дизайн, который просит заказчик, а почерк – мое умение давать вторую жизнь предметам.

Какой стиль для вас сложный, но и интересный?

– Я бы с удовольствием поэкспериментировал со стилем ампир.  Но, он подразумевает барельефы, колонны, багеты и так далее, а значит, нужны величественные помещения, найти которые не так просто. И все-таки кому-то я сделаю такой ресторан. Как раз в скором будущем, с крупной гипсовой компанией мы открываем проект – своего рода школу дизайна интерьера. И совместно с ними, может и получится найти то самое помещение, где я смогу воплотить все «ампирные» задумки. Ну, а пока выступим просто в роли преподавателей, так как я считаю, что в нынешних условиях жизни профильное образование необходимо хотя бы ради того, чтобы студент «прощупал» материал. Дизайнер – своего рода человек-оркестр. Он буквально обязан разбираться во всем, что касается помещения, за которое он берется.

Он как Леонардо да Винчи, влияет на вкус и чувство эстетики жителей КБР. За неимением необходимой картины, или декора, открыл цех, в котором сам изготавливает важные изюминки для интерьера, и это отдельная работа.

– В своем цехе я отдыхаю. Это мой мир, и в него я окунаюсь с головой в любую свободную минуту, – признался Заур Шогенов.

Заур, у мастера своего дела, как правило, есть секреты, особенные приемы, которые он применяет в работе. Скажите, а какими приемами вы пользуетесь при создании очередного дизайна?

– Если откровенно говорить, я не стараюсь изобрести велосипед заново. Я пользуюсь приемами маркетинга и психологии, когда выбираю цвета ресторанов. А еще в КБР есть свой менталитет, часть которого – медленный переход из одного стиля в другой. Человека надо заинтересовать, а для этого особенно важно знать своего зрителя.  Я живу в Нальчике и постоянно слушаю пожелания гостей ресторанов. У нас вообще «страна советов» (смеется), в результате я делаю по-своему, но с учетом пожеланий.

Мы поговорили о заказчиках, советчиках. А как же преемники? Хочется же, чтобы почерк Заура Шогенова был, кому-то передан?

– Увы, я пока не нашел себе преемника. Но, посредством той самой школы дизайна, о которой я обмолвился выше, уверен, мы найдем таланты и соучастников многих моих проектов.  Да и вообще, молодым или будущим дизайнерам я всегда желаю упорства, а также развития своего видения. Не стоит забывать о различных стилях, о классике и экспериментах. Именно по таким критериям я и хотел бы найти своего преемника.

Ну, а пока дизайнер интерьера Заур Шогенов – в поисках своего преемника, жители Нальчика приходят в очередное кафе со стильным дизайном. Знакомятся со старинными вещами, листают книги с полок, вдыхают запах кирпичных стен, пропитанных шоколадом, прикасаются к старинным печатным машинкам, и даже не подозревают, что прикоснулись к сакральному миру связи времени и предметов, который нащупали руки скромного художника.

Автор – Мадина Карданова (№ 42, 2018г.)

Проспект Северный Кавказ

Автор материала

Проспект Северный Кавказ

Проспект Северный Кавказ