Персона

Анастасия Ягужинская: миф или реальность?

Кто не смотрел советский фильм «гардемарины, вперед», снятый по книге Нины Соротокиной «Трое из Навигацкой школы»? –таких найдется мало. А кто помнит героиню Татьяны Лютаевой Анастасию Ягужинскую? – многие. Но не все знают, что прообразом художественного персонажа была реальная историческая личность с весьма загадочной судьбой. Записи о ней нет в родословной Ягужинских, как нет практически никаких сведений о ее жизни, но она фигурирует в документах «дела Лопухиных» как свидетель разговора своей матери Анны Гавриловны Ягужинской – Бестужевой-Рюминой и Натальи Федоровны Лопухиной, в котором те ругали действующую власть. За что впоследствии и пострадали. Как такое возможно? Была ли она? А если была, то почему исчезла из исторических хроник? Попробуем разобраться.

Все началось в далеком 1687 году, когда выходец из Литвы Иоганн Евгузинский приехал в Россию в качестве органиста лютеранской церкви и поселился в Немецкой слободе. Сын его Павел начал свою карьеру чистильщиком сапог. Красивая внешность отрока обратила на себя внимание фельдмаршала Федора Алексеевича Головина. Он обласкал юнца милостями, дал начальное образование, и в качестве камер-пажа направил ко двору государя Петра I. Сметливый и исполнительный сын органиста уже на восемнадцатом году жизни был зачислен в лейб-гвардию Преображенского полка и в короткие сроки дослужился до офицерского чина, попав впоследствии в число царских денщиков. Будучи еще капитаном, Павел Ягужинский, как впрочем большинство иностранцев, рассчитывал преуспеть при дворе. Он перешел из лютеранства в православие.

         Царь в те годы стремился породнить выдвинувшихся на русской службе иностранцев с представительницами старомосковских фамилий. Поэтому Павел Ягужинский женился по рекомендации самого государя на Анне Федоровне Хитрово – дочери древнего дворянского рода, ведущего свое происхождение от выходца из Золотой Орды Эду-Хана, принявшего крещение у великого князя рязанского Олега Иоанновича. За Анной Хитрово Павел Иванович получил огромное приданое и сделался одним из богатейших людей своего времени. До самой смерти государя Павел Ягужинский был его неразлучным спутником во всех монарших походах и заграничных поездках. Супруга же его, Анна Федоровна, коротала дни в Москве, разлученная с детьми – сыном и дочерьми. 

         В сентябре 1722 года Павел Иванович Ягужинский запускает бракоразводный процесс, обвиняя Анну Федоровну в знакомствах «со многими дамами непотребными и подозрительными» и оскорблении священнослужителей. Надо сказать, что это был один из первых бракоразводных процессов в России, который вызвал много толков. Согласно документам, Анна Хитрово была «неуравновешенной и умственно помешанной». Но все обвинения шли от людей, непосредственно зависящих от ее мужа генерал-прокурора Сената Павла Ягужинского. В их свидетельствах можно усомниться.  К тому же, генерал-прокурору была подыскана (опять-таки самим государем) новая супруга – Анна Гавриловна Головкина, дочь великого канцлера. 

         В архивах хранятся письма Анны Хитрово-Ягужинской к жене Александра Меншикова Дарье Михайловне, написанные за три года до развода. В них она описывала подробности своей семейной драмы и просила о заступничестве. Анна Федоровна рассказывала о насильственном разлучении с детьми, запрете распоряжаться собственным имуществом и бытовых лишениях. Несмотря на все предпринятые попытки к августу 1723 года в Священный Синод были представлены ужасающие доказательства «мерзостей» Анны Хитрово-Ягужинской от управляющего поместьем дворянина Богдана Тыркова, который дал ложные показания об интимной связи с ней. Решение о разводе поступило незамедлительно, и уже спустя три месяца Павел Ягужинский сочетался вторым браком.

         Вторая супруга Ягужинского, графиня Анна Гавриловна Головкина по рождению принадлежала к царскому окружению – дед Анны был двоюродным братом второй супруги Петра Первого Натальи Нарышкиной, а отец занимал пост государственного канцлера. Как и в первом браке, у Павла Ивановича Ягужинского родились дети – сын и дочери. В январе 1936 года он умирает от подагры, развившейся на фоне беспорядочной жизни, наполненной излишествами, а его супруга Анна Гавриловна вдовствует до 1743 года, после чего сочетается браком с Михаилом Петровичем Бестужевым-Рюминым, братом великого канцлера А. П. Бестужева.

         Вот тут-то начинаются исторические черные дыры касательно Анастасии Ягужинской.

         Впервые она упоминается в связи с салонным заговором «Дело Лопухиных», когда карьерист Бергер, направленный приставом в Соликамск (к месту ссылки возлюбленного Лопухиной и брата Бестужевой Михаила), получает от Натальи Лопухиной записку и передает ее лейб-медику государыни Елизаветы Лестоку. Иоганн Лесток давно жаждал убрать со своего карьерного пути канцлера Бестужева, поэтому раздул из пустой, по большому счету, записки настоящий заговор, в ходе которого Наталья Федоровна Лопухина с супругом и сыном, а также Анна Гавриловна Ягужинская были обвинены в сочувствии к прежнему правительству регентши Анны Леопольдовны.

         В документах Сыскного приказа говорилось о том, что дочь Анны Ягужинской – Бестужевой-Рюминой Анастасия оговорила мать, подтвердив, что слышала не раз и не два такие крамольные разговоры. Все участники этого мнимого заговора были наказаны – кто ссылкой, кто дыбой, а Лопухина и Анна битьем кнутом и усечением языка, тогда как Анастасия Ягужинская была отправлена всего лишь под домашний арест. Более о ней нигде и ничего не говорится. Проследить ее судьбу не представляется возможным.

         Известно, что от брака с Анной Федоровной Хитрово у Павла Ягужинского было четверо детей. Сын (умерший в 1724 году в Берлине), дочери Екатерина Павловна (1713/14–1738, замужем за В. А. Лопухиным), Наталья Павловна (1716–1766, замужем за генерал-поручиком Федором Ивановичем Головиным) и Прасковья Павловна (1718–1775, замужем за князем Сергеем Васильевичем Гагариным).

         В 1743 году, когда «открылся лопухинский заговор», Наталье было 27 лет, Прасковье 29 лет, а Екатерины уже пять лет как не было в живых.

         И Наталья, и Прасковья имели все основания ненавидеть мачеху, из-за которой Павел Ягужинский развелся с их матерью Анной Федоровной Хитрово. И не просто развелся, а обвинил чуть ли не во всех смертных грехах и отправил в монастырь, откуда несчастная женщина пыталась два раза бежать.

         К тому же известно, что 1743 году Прасковья Павловна с супругом князем Сергеем Васильевичем Гагариным была замешана в известном «Лопухинском деле» (что однако не имело для них дурных последствий, их спасло незнание немецкого языка, хотя при них происходили все разговоры).

         Во втором браке от Анны Гавриловны у Павла Ивановича Ягужинского были сын Сергей Павлович (1731–1806) и дочери Мария Павловна (1732–1755, фрейлина Елизаветы Петровны) и Анна Павловна (1733–1801, фрейлина, позднее приняла монашество).

         В некоторых источниках упоминается некая Анастасия, дочь Анны Гавриловны Ягужинской – Бестужевой-Рюминой, но данных о рождении или смерти нет. Ни в одной родословной она не упоминается.

         Возникает вопрос – была ли она? А может ее имя намеренно исказили? Возможно, именем Анастасия прикрылась другая женщина, не являющаяся дочерью Анны?

         Посмотрим еще один источник, в котором упоминается Анастасия (Настасья). В «Чтеніях в Императорском обществѣ исторіи и древностей ... » сообщается, что «...с 1713 г. оно (имение) принадлежало… Анне Федоровне Хитрово, которая была замужем за Павлом Ивановичем Ягужинским. В 1730 г. по определению Святейшего Синода... имение досталось ее дочери Екатерине, жене Василия Абрамовича Лопухина, от нее другой дочери – Настасье. В 1763г. она, вдова Федора Ивановича Головина, отдала Богородское своему сыну, графу Сергею Федоровичу...»

         А за Федором Ивановичем Головиным, как следует из документов, была замужем Наталья Павловна Ягужинская, а не Анастасия. Вероятно, в семье ее называли Настасьей. Анастасия, Настя, Настасья... Наталья, Наташа... 

         Даже если это и так, то как и зачем Наталья-Настасья оказалась замешана в деле Лопухиных? Не могло ли это быть местью с ее стороны?

         Сестра Натальи, Прасковья Ягужинская-Гагарина, упомянутая выше, судя по всему, часто бывала в доме мачехи. Вероятно, Анна Гавриловна доверяла ей и ее супругу князю Гагарину, оттого и вела всевозможные разговоры на немецком языке в их присутствии. Прасковья могла передавать информацию своей сестре Наталье Головиной. А та, в свою очередь, могла совершенно случайно оказаться в тот роковой вечер в доме Бестужевых и оговорить мачеху.

         В любом случае, что и как было на самом деле, мы уже никогда не узнаем, но несомненно одно – Анастасия – не выдуманный писателем персонаж. Просто кто-то когда-то надел маску, чтобы изменить судьбу многих, ради торжества мести.

автор – Залина Лукожева

prospect-sk №42

Проспект Северный Кавказ

Автор материала

Проспект Северный Кавказ

Проспект Северный Кавказ