Персона

Заха Хадид. Подчиняющая форму и пространство

Что общего у пожарной станции Vitra в Германии, Национального музея искусств XXI века (MAXXI) в Риме, олимпийского Лондонского центра водных видов спорта, центров Гейдара Алиева в Баку и современного искусства Розенталя в Цинциннати, а также Оперного театра в Гуанчжоу? Гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. Все эти объекты вышли из-под архитектурного пера знаменитой Захи Хадид.

Первые работы Захи Хадид были отчетливо острыми, с большим количеством ломаных линий, углов, характерных для деконструктивизма. В ее дипломной работе в Архитектурной ассоциации в Лондоне – отеле на мосту – отчетливо видно влияние русского авангарда. Кстати, сам проект назывался «Тектоник Малевича».

Заха Хадид – это вполне себе легенда архитектурного мира, первая женщина, получившая Притцкеровскую премию, а это, на секундочку, ежегодная международная награда в области архитектуры, которая считается аналогом Нобелевской премии. Премия, к слову, традиционно славится общим сексистским настроем, но талант Хадид, видимо, переборол даже очень скептически настроенное жюри. Притцкеровская премия была получена Захой в 2004 году, а в 2012-м Хадид стала обладателем рыцарского ордена – дамой-командором ордена Британской империи.

Пожалуй, самым образным, но и самым точным описанием Захи Хадид можно назвать определение газеты The Guardian, назвавшей ее «королевой кривой», освободившей «архитектурную геометрию, придав ей совершенно новую выразительную идентичность». Она совершенно точно не старалась вписать архитектуру в пространство, а создавала это пространство сама, выходила за рамки общепринятых представлений о форме, диктовала свои условия.

Архитектурный гений. Начало

Родилась Заха Хадид в Багдаде в 1950 году. Ее отец Мухаммад аль-Хадж Хусейн Хадид был соучредителем иракской Национально-демократической партии социалистического толка, а мать Ваджиха аль-Сабунджи совершенно неожиданно не имела никакого отношения к политике, а была художницей из Мосула – города на севере Ирака. И хотя Ирак тогда представлял собой закрытую страну, у семьи была возможность путешествовать. Юная Заха с самого детства впитывала многие культуры, знакомилась с разными религиями, видела старинную архитектуру далеких стран: ей довелось учиться и в монастырской католической школе, и в университете Бейрута, и в Архитектурной ассоциации в Лондоне. Возможно, именно благодаря таким весьма разнообразным внешним факторам мир получил именно ту Заху Хадид, которую он получил.

Национальный музей искусств XXI века. Италия, г.Рим
Национальный музей искусств XXI века. Италия, г.Рим

Говорят, архитектурой она грезила еще с подросткового возраста, а в 1970-е, уже после учебы в Лондоне, стала участвовать со своими проектами, смелыми и необычными, в различных конкурсах. В 1983 году в Гонконге она впервые выиграла конкурс. К этому времени в профессиональной среде Хадид уже знали, но практически все ее проекты оставались только на бумаге. Отчасти дело было в неготовности заказчиков принять ее смелый и нестандартный дизайн, а отчасти и в ее непростом упрямом характере.

Первые работы Захи Хадид были отчетливо острыми, с большим количеством ломаных линий, углов, характерных для деконструктивизма. В ее дипломной работе в Архитектурной ассоциации в Лондоне – отеле на мосту – отчетливо видно влияние русского авангарда. Кстати, сам проект назывался «Тектоник Малевича». Более поздняя Хадид пришла к плавным, легким и динамичным линиям.

Одной из первых осуществленных разработок архитектора стала пожарная часть мебельной компании Vitra в Германии, напоминающая бомбардировщик «стелс». Построена она в 1993 году и являет собой образчик острого и угловатого периода творчества архитектора. Активный всплеск интереса к творчеству Захи Хадид можно датировать 1997-м: тогда в испанском Бильбао достроили Музей Гуггенхайма по проекту архитектора Фрэнка Гери, вполне созвучному с настроениями и линиями проектов Хадид.

Культурный центр Гейдара Алиева. Азербайджан, г.Баку
Культурный центр Гейдара Алиева. Азербайджан, г.Баку

Еще через несколько лет, после участия Хадид в строительстве Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати, США, открывшегося в 2003 году, ее идеи стали по-настоящему востребованными. В 2005 году Хадид выбрали дизайнером года в рамках первой выставки дизайна Design Miami.

Кстати, архитектор Заха Хадид не раз бывала в России. Например, все ту же Притцкеровскую премию в 2004 году она получала в Эрмитажном театре в Санкт-Петербурге. В разные годы она выступала с лекциями и проводила мастер-классы в Центральном доме архитекторов в Москве и на других площадках.

Есть у нас в стране и несколько зданий от Захи Хадид. Например, в 2012 году в Подмосковье был построен футуристический особняк по проекту Захи, заказчиком которого выступил российский бизнесмен Владислав Доронин. 25 сентября 2015 года в Москве, в районе Дубровки, открылся бизнес-центр Dominion Tower, построенный по проекту «Zaha Hadid Architects» в неизменной архитектурной манере Захи – в авангардном стиле. А еще с 27 июня по 27 сентября того же 2015 года в рамках проекта «Эрмитаж 20/21» состоялась первая в России ретроспективная выставка архитектора под названием «Заха Хадид в Государственном Эрмитаже».

Новый район Москвы
Новый район Москвы

К сожалению, Захи Хадид не стало в 2016 году, но дело ее живет. Основанная Захой в далеком 1979 году студия Zaha Hadid Architects продолжает работать и после ее ухода из жизни. В студии занимаются не только «довоплощением» ее идей как в архитектуре, так и в дизайне, но и создают новые объекты.

Не только архитектура

Глядя на большое количество «крупной формы» в виде масштабных зданий в разных концах света, можно предположить, что работа с чем-то менее внушительным Заху не интересовала. Но это не так. Она охотно экспериментировала в жанре инсталляции, создавала театральные декорации, выставочные и сценические пространства, интерьеры, картины и рисунки и даже обувь.

Из наиболее известных работ Захи Хадид в мебельном дизайне стоит вспомнить светильник «Chandelier Vortexx» и кресло «Cristal», придуманные и выполненные для Sawaya & Moroni. В 2015 году Хадид в сотрудничестве с ювелирным домом Bvlgari представила свое видение, свою интерпретацию легендарного кольца B.zero1 из белого, желтого и розового золота.

Шахматы, лимитированная коллекция. Фигуры в виде небоскребов составляют панораму современного города
Шахматы, лимитированная коллекция. Фигуры в виде небоскребов составляют панораму современного города

Есть несколько довольно интересных проектов предметного дизайна от Захи, представленных студие Zaha Hadid Architects посмертно. Они вроде кажутся довольно характерными для Хадид, но в то же время заставляют замереть и вернуться в ним еще раз. Возможно, потому, что невольно заставляют задуматься о хрупкости человеческого бытия и в то же время самой своей формой утверждают жизнь во всей ее асимметричной динамике, местами сглаженной, а местами резкой.

Сотрудничество Захи Хадид и итальянского бренда Sawaya & Moroni, который мы упоминали выше, было серьезным и долгосрочным. Стол Mew, который может быть и обеденным, и письменным, стал последней работой архитектора для этой марки. При взгляде на столешницу, которая будто бы пролилась на асимметричные ножки, не возникает сомнений в том, кто автор проекта. Стол из полиуретана задуман монолитным, но он разделен визуально желобом, который как раз и можно назвать визитной карточкой криволинейной геометрии Захи Хадид. Доступен этот предмет в черном, белом и красном цветовых решениях.

Не менее интересную работу Заха выполнила для другой итальянской фабрики – Citco. Точнее, для них архитектор разработала серию из четырех полок Valle. Материалом на этот раз стал гранит, что очень контрастирует с легкой изогнутой формой самих предметов. Разместить на стене их можно цельной группой, а можно использовать по отдельности.

Светильник «Chandelier Vortexx»
Светильник «Chandelier Vortexx»

Совершенно, казалось бы, неожиданная вещь – смеситель Vitae и прочее оборудование для ванных комнат, спроектированное Хадид при поддержке испанских компаний Noken и Porcelanosa Grupo. В форме этих предметов в единое целое соединены текучая плавность стиля Хадид и сама природа воды как основы жизни. В общем-то, название серии так и переводится – «Жизнь».

Совершенно не похожа по форме и настроению на плавную «Жизнь» созданная Захой для австрийцев Swarovski ваза Crista для нового бренда марки Atelier Swarovski Home. Crista стала центральным звеном коллекции предметов и аксессуаров для дома. Ваза как бы рассказывает о естественной кристаллизации вещества, представляет собой процесс, как будто замерший в статике, но и как будто продолжающий движение.

Заха Хадид поистине знаковая, легендарная фигура, повлиявшая своим многогранным творчеством на представления о современной архитектуре, дизайне и пространстве жизни человека в целом.

«Проспект-Северный Кавказ» №47/2020

Дарья Шомахова

Автор материала

Дарья Шомахова

Дарья Шомахова