9 ВАЛ

9 ВАЛ
07.07.2017 prospect
In Интервью

9 ВАЛ

«РОК НЕ УМРЁТ — НЕ НАДЕЙТЕСЬ»

 

ПОМНЮ, В КОНЦЕ 1990-Х – НАЧАЛЕ 2000-Х РОК-КУЛЬТУРА В НАЛЬЧИКЕ ПЕРЕЖИВАЛА РЕНЕССАНС. ЕЩЕ НЕ  БЫЛИ ЗАБЫТЫ ТАКИЕ СТОЛПЫ, КАК «АЭРОПЛАН», А ВИЗИТ ЯНА ГИЛЛАНА И ВОВСЕ СТАЛ ПРИТЧЕЙ ВО ЯЗЫЦЕХ. МЕЛОМАНАМ НЕ НАДО БЫЛО ДУМАТЬ, ГДЕ ПОСЛУШАТЬ ХОРОШУЮ МУЗЫКУ – НА ТАК НАЗЫВАЕМЫХ РЕПЕТИЦИОННЫХ «ТОЧКАХ» МОЖНО БЫЛО УСЛЫШАТЬ «ЗУБЫ», «ПРИЗЫ» И МНОГО ДРУГИХ КОМАНД КОГДА ДУШЕ УГОДНО. МОЖЕТ, КТО-ТО СО МНОЙ ПОСПОРИТ, НО СЕГОДНЯ В ГОРОДЕ УЖЕ НЕТ ТОГО СВОБОДНОГО МУЗЫКАЛЬНОГО ДУХА. ЕСЛИ ВЫ ИЗ ТЕХ, КТО ДУМАЕТ, ЧТО РОК – МУЗЫКА ПРОШЛОГО ВЕКА, НЕ ТОРОПИТЕСЬ. В ОДНОЙ ИЗ КОМПОЗИЦИЙ НАЛЬЧИКСКОЙ ГРУППЫ «9 ВАЛ» ROCK FOREVER ЗАЯВЛЯЕТСЯ ДРУГОЕ: «РОК НЕ УМРЕТ – НЕ НАДЕЙТЕСЬ!». И, СЛУШАЯ ЗАПИСИ КОМАНДЫ, В ЭТИ СЛОВА ЛЕГКО ПОВЕРИТЬ. СВОИМ ТВОРЧЕСТВОМ МУЗЫКАНТЫ ДОКАЗЫВАЮТ ПРЕДАННОСТЬ ХАРДРОКУ УЖЕ ДОБРЫХ ДЕСЯТЬ ЛЕТ.

            ИТАК, В СОСТАВ КОМАНДЫ ВХОДЯТ ПЯТЬ ЧЕЛОВЕК: МУХАМЕД ТЛУПОВ (ВОКАЛ), САИДА РАМАЗАНОВА (ВОКАЛ), ЗАЛИМ ЖИРИКОВ (ГИТАРА), АНЗОР ГЕРГОВ (УДАРНЫЕ), РУСЛАН ТУТУКОВ (БАС).

Как за целых десять лет вам удалось ни разу не поменять состав и вообще остаться на плаву в ставшей довольно тихой в последние годы гавани нальчикского рока?

Залим: – Помимо преданности музыке нас связывает и многолетняя дружба, может, это нас и спасает. Мы, вольноаульские ребята, выросли вместе, хоть и не ровесники: когда тебе уже за 30 лет, возрастные грани стираются, и тогда начинаются настоящая дружба, взаимоуважение. У каждого из нас семьи, дети, своя работа, но это не мешает нам продолжать заниматься любимым делом.

Вы говорите, что люди семейные. Как ваши родные относятся к тому, что вам приходится столько времени уделять музыке?

Залим: – Поэтому эти люди и зовутся родными. Относятся все с пониманием. А мы убеждены, что ничего не может влиять на человека, которому хочется заниматься каким-то делом. Знаем, что многие группы распались из-за того, что в их жизни появилась дополнительная ответственность. Мы, как и все, работаем, кормим семьи, заботимся о детях, но музыка – это другое, она вне всего. Чем бы человек ни занимался, всегда найдется пара часов в день на самого себя. Каждый распоряжается этим временем в угоду своим желаниям, мы отдаем это время музыке.

Вы играете классический хард. Помнится, когда культура нал-рока была в расцвете сил, прочная ниша для этого направления существовала всегда. В последние годы рок-субкультура в Кабардино-Балкарии сильно помолодела, новые команды в поисках себя играют все на свете, но совсем не классику. Вы не опасаетесь, что перестанете быть востребованными?

Мухамед: – Да, наш стиль – хард-рок, и мы не хотим меняться ни при каких обстоятельствах. Да, понимаем, что это направление близко только тем, кому за 30. Молодежь предпочитает альтернативу, попсу, но это не наше. Никогда не считали, что надо идти на поводу у масс. То, что было не вернуть, но то, что мы можем сказать в классике, мы будем продолжать говорить. Особо не любим экспериментировать. Такие, как мы тоже должны быть. Если все начнут ставить эксперименты, то кто же сыграет классику? Но из-за того, что мы приверженцы хард-рока, не скажем, что топчемся на месте. Слушатель для классики найдется всегда. И нам приятно, когда на ежегодных концертах нал-рока Ирина Ракитина предвосхищает наше выступление словами: «Это группа, которая никогда не изменяет своему стилю и ни разу за 10 лет не поменяла свой состав». Это наша формула. Мы – стабильные ребята:)

Творческий процесс – это дело довольно нервное. Неужели вы не ссоритесь, неужели никто ни разу не психовал и не говорил: «С меня хватит! Ухожу!»?

Анзор: – Конечно, не без этого. Дискутируем, кричим, но не ссоримся – только спорим. Кто-то настаивает на определенной гармонии, кто-то предлагает свое видение аккорда, а другие не согласны. Именно так и должна рождаться музыка – в конкуренции взглядов и видений. Композиция готова лишь тогда, когда мы все приходим к одному знаменателю, когда доказаны все прочтения. Постоянно друг другу улыбаться – тоже неинтересно.

Присутствие девушки с диапазоном в четыре октавы не вносит в коллектив дестабилизирующий элемент?

Мухамед: – Саида – наш друг, свой человек. Четыре мужика и Саида! Мы ее уважаем за то, что она приняла нас такими, какие мы есть. Для нас это главное.

Саида: – Ребята всегда делают все, чтобы я не чувствовала себя дискомфортно. Да и привычки обижаться у меня нет, даже во время споров. Я – бывший педагог, свою точку зрения отстоять тоже умею.

Вас пятеро. Как вы разделили между собой обязанности композитора и поэта? Кто из вас любит писать больше, чем играть?

Руслан: – Саида пишет тексты песен на английском языке, Мухамед – на русском. Музыку пишет Залим. Обычно первой появляется музыка, и только после нее рождаются стихи. Мы понимаем, что публике больше нравятся каверы, без них никуда, но в первую очередь мы заинтересованы показывать то, что создано нашей командой.

Рок-музыка в России всегда была известна именно за счет высокого качества текстов. А про что пишете вы?

Саида: – Стараемся писать про жизнь. Последняя композиция, которую написал Мухамед, например, называется «Братья». Она посвящена тому, что нельзя воевать друг против друга. Раньше все жили мирно, были братьями, а сейчас началось какое-то смутное время, чувствуется сильное разделение общества. Темы наших песен – очень разнообразные. Но для нас принципиально быть вне политики. Мы – миролюбивые ребята.

В вашем репертуаре недавно появился неожиданный кавер на песню Заура Жирикова в исполнении Заура Тутова «На ладонь мою садитесь птицы». Расскажите, почему было решено перепеть именно эту композицию?

Руслан: – Однажды мы были на конкурсе, после которого представитель жюри нам сказала: «Вы поете на английском языке, все нравится, но почему нет ни одного местного автора?» На обратной дороге у нас было время подумать над этими словами и отчасти согласиться с тем, что назрела необходимость отдать дань уважения местным авторам. Эта идея развилась, и появился этот кавер. Мы сохранили основу, добавив только лишь инструментальную обработку.

Вы заявляете, что музыка для вас – хобби. Но никогда не хотелось похвастаться перед родными, записать полноценный студийный альбом?

Залим: – Конечно, думаем об этом, и чувствуем, что приблизились к осуществлению нашей мечты. У нас есть друг-земляк Артур Азиков в Санкт-Петербурге, он предложил проспонсировать запись некоторых любимых композиций. Благодаря ему в нашем арсенале появились композиции, записанные уже на профессиональном оборудовании. Надеемся, что не за горами то время, когда мы наберем материал для пластинки. Пока же мы готовимся к юбилейному концерту. Уже 10 лет, как мы на сцене, и хочется поблагодарить наших слушателей, которые разделяют с нами любовь к музыке. Мы планируем сыграть с нашими друзьями и как-то отметить эту серьезную дату в своей творческой жизни. С друзьями нам вообще везет! У нас есть друзья-байкеры в Италии. Они бывали у нас в Нальчике, а мы ездили к ним. Там ребята подарили нам специальные майки, в которых мы теперь выходим на сцену в знак такой вот дружбы народов!

Критики традиционно трактуют смысл картины Айвазовского «Девятый вал» как символ торжества жизни в неравной борьбе человека со стихией. Неужели вы – тот самый девятый вал, который его таки сокрушит?

Анзор: – Конечно, нет! Но нам очень нравится это произведение, потому что в нем скрыта глубокая философия. Восхищает мощь природы, сила духа самого человека, то, насколько Айвазовский сумел передать все детали тех событий. Музыка, на наш взгляд, имеет ту же мощь, как та, природная, что изображена художником. В нашем случае – нас тоже поглотило море, только музыкальное.

Автор – Ирина Юдина

Комментариев нет

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

code