Борис ЗУМАНКУЛОВ

Борис ЗУМАНКУЛОВ
23.08.2017 prospect
In Интервью

Борис ЗУМАКУЛОВ:

«НАДО ПРОСТО БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ»

БОРИС МУСТАФАЕВИЧ ЗУМАКУЛОВ – ЛИЧНОСТЬ ДЛЯ КАБАРДИНО-БАЛКАРИИ ВО МНОГОМ ЗНАКОВАЯ. И НЕ ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО В РАЗЛИЧНОЕ ВРЕМЯ ОН ЗАНИМАЛ ВЫСОКИЕ ДОЛЖНОСТИ В ОРГАНАХ ВЛАСТИ, НО ПРЕЖДЕ ВСЕГО ПОТОМУ, ЧТО, ПРОЙДЯ НЕПРОСТОЙ И ИНТЕРЕСНЫЙ ПУТЬ, ОН ОСТАЛСЯ ОБРАЗЦОМ ПОРЯДОЧНОСТИ, ЧЕСТНОСТИ И НЕНАНОСНОГО ПАТРИОТИЗМА. ИНТЕРЕСНЫЙ СОБЕСЕДНИК, УМНЫЙ И ДЕЛИКАТНЫЙ, ОН УДИВЛЯЕТ И ОЧАРОВЫВАЕТ – ТАКУЮ ПРОСТОТУ И ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНОСТЬ НИКАК НЕ ОЖИДАЕШЬ ВСТРЕТИТЬ, ВХОДЯ В ОФИЦИАЛЬНЫЙ КАБИНЕТ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ.

 Борис Мустафаевич, как бы вы сами охарактеризовали свой профессиональный путь? В чем заключается его особенность?

                – Если быть объективным, то вряд ли кто-либо мог подумать, что сельский мальчик из селения Гирхожан (ныне г. Тырныауз), прошедший через репрессии, выселение, носивший в детстве и юношестве клеймо «сын врага народа», станет впервые в истории балкарского народа первым секретарем Кабардино-Балкарского обком ВЛКСМ и первым секретарем Кабардино-Балкарского обкома КПСС, работал и в ЦК ВЛКСМ. Многие мои знакомые, наверно, задаются вопросом, как мне удалось, придя в Доме Советов на ответственную работу в 1962 году оставаться там и до настоящего времени, то есть почти 55 лет. У меня много наград и орденов СССР и России… Некоторые думают, что мой путь был усыпан розами… Но я испытал жесткие падения, утрату иллюзий, потерю товарищей, предательство друзей. Я два года был на войне в Афганистане, а как говорится, на войне как на войне: пуля не выбирает, кто солдат, кто офицер, кто советник. Всевышний уберег меня, и я вернулся.

Наверняка ведь не всегда все было гладко и так сказочно, как кажется порой со стороны?

                – В лихие 1990-е я, как и многие мои коллеги, был ввергнут в водоворот событий, нам часто приходилось бороться с теми, кто еще вчера называл нас соратником и другом. Некоторые из них превратились в ура-патриотов, стали делить республику, эксплуатировать низменные националистические чувства, подвергать критике достижения страны, обвинять во всех грехах КПСС. В то время нам было не до власти и ее прелестей, нам приходилось ежедневно и многократно выходить на трибуны и площади, как на баррикады, отстаивая наши традиционные ценности и единство республики. Тогда мы проиграли… и нам пришлось под улюлюканье вчерашних «друзей» и знакомых покинуть Дом Советов. Лично я почти полгода был без работы. Это были месяцы разочарования и боли.

Как Уполномоченный по правам человека в регионе, что вы ставите на первое место в своей работе?

                – Что касается моей нынешней работы, то она очень беспокойная, но очень востребованная. Несмотря на то, что Россия вот уже почти 25 лет живет в провозглашенным правовым государством, но тем не менее права человека нарушаются. , причем практически во всех сферах жизнедеятельности. К сожалению, у нас до сих пор не преодолен и правовой нигилизм. Многие наши беды именно от этого и происходят – от незнания людьми своих прав, а значит, т от неготовности их защищать. Наша обязанность – защищать и оберегать права и свободы граждан, просвещать людей и обучать их правовой грамоте.

Наверняка много интересных людей встречалось вам в жизни. О ком вы вспоминаете чаще всего?

                – Я в своих книгах и воспоминаниях пишу, что мне на дороге моей жизни встречались очень хорошие люди, которые были мне опорой и поддержкой. Очень добрые у меня воспоминания о том, что в свое время Анатолий КужбиевичТекуевсказал мне, что мне не нужно забывать о науке. В свое время я в аспирантуру готовился, но комсомол немного меня свел с этого пути. Именно он познакомил меня с моим руководителем – Шугаибом Магомедович Магомедовым – крупный ученый дагестанский. Тогда определился мой научный путь. В молодые годы знаковым для меня человеком был КерефовКамбулатНаурузович – он был в том время уже большим ученым, проректором университета. Большое влияние на мое становление оказали МухажирКульбаев, МухамедШекихачев, Султан Бабаев.

                Мне повезло, что судьба подвела меня к тому, что многие годы работал рядом с такими выдающимися государственными деятелями, как Т. К. Мальбахов, Е. М. Тяжельников, В. М. Коков. Дружить с поэтами и писателями: АлимомКешоковым, Кайсыном Кулиевым, Расулом Гамзатовым; композиторами: МурадомКажлаевым, Яном Френкелем, Константином Казениным; космонавтами: Юрием Гагариным, Владимиром Шаталовым, Виктором Горбатко, Борисом Волыновым… Я горжусь тем, что Юрий и Борис Темирканов и Рамазан Абдулатипов, Александр Дзасохов, Таймураз Мамсуров, Муху Алиев называют меня своим другом. Мне выпала честь общаться с легендарным «Лучо» – Луисом Корволаном, быть гостем в его доме в Чили, на берегу океана. Президент Афганистана БабракКармаль всегда почтительно обращался ко мне: «Дуст азиз, мушавер Борис» – дорогой друг, советник Борис.

Что кроме работы наполняет вашу жизнь и дарит вдохновение?

                – Тех, кто думает, что Зумакулов, сидя много лет в теплых уютных кабинетах, «забронзовел», превратился в бюрократа, хочу разочаровать. Я до сих пор нахожусь в научном поиске, пишу книги и научные статьи, дружу с учеными, деятелями культуры и искусства, посещаю выставки и концерты. Я люблю поэзию А. А. Блока, С. А. Есенина, А. А. Фета и, конечно, Танзили.

Для многих вы являетесь моральным ориентиром, примером того, как человек, находящийся у власти, сумел сохранить себя, на запятнать свою честь…

                – Ничего сверхъестественного в этом нет. Надо быть просто человеком. Надо поступать так, как нас родители учили, следовать их примеру: надо быть честным, порядочным, не воровать, не интриговать. Ничего лучше 10 библейских заповедей еще не придумано, если только их придерживаться, то это нормально. Никакого напряжения нет, ломать себя не надо. Я неизменно следовал заветам отца, который повторял: «Что бы ни произошло в жизни, не теряй достоинства и чести, ибо честь и достоинство для человека превыше всего».

Поскольку вы заговорили о родителях, расскажите о вашей семье. Она ведь очень интересная.

                – У нас очень большая семья – нас было 7 братьев и одна сестра, сейчас нас осталось три брата и Танзиля. Все они прожили свою жизнь достойно. Вообще у нас пестрая в социальном плане семья – и рабочие, и колхозники, и водители, и профессора, и академики… А сестра наша поэт. Вроде бы братья должны держать все корневые связи, а у нас сестра оказалась самой талантливой, и она укрепляет авторитет не только фамилии семьи, но и всего нашего рода, и даже народа.

                Отец и мать были очень интересными людьми. Отец был командиром партизанской сотни во время Гражданской войны, потом строил вольфрамово-молибденовый комбинат в Тырныаузе, был секретарем райкома партии, там познакомился с нашей матерью… Но, к сожалению, как и многие другие он попал под пресс репрессии в 1938 году. Я остался в утробе матери и к 7 годам только увидел своего отца, когда он вернулся к нам. Детство у нас, как и у всех в те годы было трудное – голодное, холодное. Но в целом климат в социуме был благоприятным для человека, для его формирования, он давал ему возможности роста, в том числе и социального.

                Что касается моей собственной семьи, то могу сказать, что мне повезло: однажды мне встретилась Нелли, дочь Ибрагима Ульбашева, с которой мы вместе шагаем по жизни вот уже более 50 лет.у нас трое детей, они нам подарили девять внуков и внучек. У нас не принято хвалить своих детей, скажу только, что все они стали достойными людьми.

Автор – Марина Битокова (№ 38, 2016г.)

Комментариев нет

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

code