ЩЕРБИНА и ТУЛОЕВА

ЩЕРБИНА и ТУЛОЕВА
24.08.2017 prospect
In Интервью

ЩЕРБИНА И ТУЛОЕВА

ИСКУССТВО В ЧЕТЫРЕ РУКИ.

«ОПРЕДЕЛИТЬ, ЗНАЧИТ ОГРАНИЧИТЬ» – СКАЗАЛ ВЕЛИКИЙ ОСКАР УАЙЛЬД В СВОЕМ НЕ МЕНЕЕ ВЕЛИКОМ «ПОРТРЕТЕ ДОРИАНА ГРЕЯ». ЭТО УТВЕРЖДЕНИЕ В ПОЛНОЙ МЕРЕ ОТНОСИТСЯ И К НАШИМ ГЕРОИНЯМ – ДИЗАЙНЕРАМ АЛЬБИНЕ ТУЛОЕВОЙ И НАТАЛЬЕ ЩЕРБИНОЙ. ПОДРУГИ И ТВОРЧЕСКИЕ СОЮЗНИЦЫ ЗАНИМАЮТСЯ ПРЕПОДАВАНИЕМ В ВУЗЕ, РАЗРАБАТЫВАЮТ ДИЗАЙН ОДЕЖДЫ И ИНТЕРЬЕРОВ, БЕРУТСЯ КАК ЗА ЧАСТНЫЕ, ТАК И ЗА ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАКАЗЫ (ОФОРМЛЕНИЕ ДЕТСКИХ САДОВ, БОЛЬНИЦ И ДАЖЕ РЕЗИДЕНЦИИ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ). НЕСМОТРЯ НА РАЗНИЦУ В ВОЗРАСТЕ И ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К РАЗНЫМ ПОКОЛЕНИЯМ, ЖЕНЩИНЫ ПРЕКРАСНО ПОНИМАЮТ ДРУГ ДРУГА И НАХОДЯТСЯ, ЧТО НАЗЫВАЕТСЯ, НА ОДНОЙ ТВОРЧЕСКОЙ ВОЛНЕ.

 На чем основан ваш тандем? Почему вы работаете вместе?

Наталья Щербина: – Познакомились мы в институте более 10 лет назад. Со временем стали обращать внимание друг на друга, так как по успеваемости шли вровень, у нас многое получалось. Так и подружились: объединил общий взгляд на многие вещи.

На чем основан ваш тандем? Почему вы работаете вместе?

Наталья Щербина: – Познакомились мы в институте более 10 лет назад. Со временем стали обращать внимание друг на друга, так как по успеваемости шли вровень, у нас многое получалось. Так и подружились: объединил общий взгляд на многие вещи.

Альбина Тулоева: – И в то же время к самой технике создания чего-либо подходим по-разному. Наташа, например, очень аккуратна, делает все до мелочей. А я работаю, как правило, со скоростью, за счет чего могу упустить детали. То есть я у нее учусь аккуратности, она у меня – скорости.

Обычно, получив профессию, человек выбирает себе и конкретное направление, в котором хотел бы дальше работать. Вы обе по профессии художники-конструкторы (дизайнеры), но не стали ограничивать себя одной лишь специальностью. Говорит ли это о том, что вы до сих пор находитесь в творческом поиске?

Альбина: – Мы обе окончили вуз с красными дипломами, поэтому нас и пригласили потом туда преподавать. Параллельно работали с дизайном по интерьерам. Также шили костюмы для театра «Шанс» и танцевального ансамбля «Барс». То есть попробовали себя и там, и там. Нас трудно к чему-то одному приписать, потому что ни от чего из этого не можем отказаться. Например, когда длительное время работаем с интерьерами, начинаем скучать по швейному делу, и наоборот.

Наталья: – Одно другому помогает! Не хотим ограничивать себя одним направлением деятельности. А может быть, действительно все еще ищем себя.

Расскажите о «разделении труда» в процессе работы над тем или иным заказом.

Альбина: – Над каждым заказом мы работаем вместе. Но в то же время каждая из нас берет на себя определенную задачу. Можем дополнять идеи друг друга или же наоборот подвергать критике. Обсуждаем работу до тех пор, пока не придем к общему знаменателю.

Наталья: – Сначала мы вместе обсуждаем саму идею, определяемся с главными принципами, а детали предлагаем и додумываем уже в самом процессе работы.

Не подавляет ли работа с заказчиками вашу творческую инициативу?

Альбина: – Мы никогда не спорим с заказчиком, но всегда даем понять, что у нас есть своя профессиональная точка зрения. Был случай, когда нас пытались даже не ограничить, а полностью исключить нашу инициативу. Тогда пришлось просто отказаться от заказа. Когда некомпетентные люди стремятся управлять творческим процессом, это больно и неправильно. В этом состоит сложность работы с госучреждениями, где, к тому же, ограничены бюджетные средства. Как-то получили заказ на оформление здания в стиле сталинского барокко, фасад которого на протяжении многих десятилетий был белого цвета. Прежде, чем приступить к работе, мы много времени потратили на чтение специальной литературы и выяснили, что традиционно правительственные здания того времени красили в желтый цвет. Когда я сделала эскиз, заказчики в штыки восприняли идею желтого фасада. Но путем долгих споров все-таки удалось убедить их в целесообразности этого решения. В итоге здание окрасилось в очень нежный светло-желтый цвет, а колонны остались белыми, и клиенты признали, что идея действительно оказалась выигрышной.

Наталья: – А как-то мы в качестве стажировки оформляли детский сад. И представляете, никто не мешал, нам сказали: «Делайте что хотите!». Все, вплоть до мелочей, мы выбирали сами без какого-либо постороннего давления. Поэтому декор детсада получился завершенным и гармоничным. И заказчики, и мы остались довольны. В других случаях, когда у клиента есть четкие представления, как должно быть, мы делаем эскиз, визуализировав его пожелания. Также мы готовим другой эскиз, но уже с нашим видением интерьера. Сравнив варианты, человек порой меняет свои пожелания, и принимает наши идеи, над которыми он раньше просто не задумывался.

В беседе с творческими людьми традиционный вопрос: где черпаете вдохновение?

Наталья: – Я, например, очень люблю театры. Достаточно посмотреть спектакль и вдохновиться декорациями, костюмами, образами. А еще – прогуляться по любимому Санкт-Петербургу. Его необыкновенная архитектура восхищает, увлекает, дарит новые идеи!

Альбина: – Да где угодно! Помню, когда мы были еще студентами, нужно было всегда удивить преподавателя. Причем оценивалось не качество исполнения, а сама идея! Нет идеи – нет хорошей оценки. Я, например, даже во сне могла увидеть нечто, что потом применяла в творчестве. И так я работаю по сей день. Это может быть неуловимый образ, маленькая деталь, искорка, воспламеняющая факел фантазии.

автор – Анастасия Бигаева-Чемшит (№ 38, 2016г.)

Комментариев нет

Оставьте отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

code