Персона

Виталий Сланов

Философия боксерского ринга. Всегда было жутко любопытно: что испытывает человек, который достигает невероятного успеха? Сколько интервью именитых олимпийцев ни читала, не смогла через слова прочувствовать внутреннее ликование спортсмена. А сейчас, когда передо мной Виталий Сланов, возникает еще более интересный вопрос: какой же силой притяжения должна обладать земля, чтобы тренер не взлетел на крыльях счастья от ошеломительной победы, которую одержал его ученик?! Но спустя всего несколько минут общения, понимаешь: его удержал не закон физики, а исключительная природная скромность. И благородство. И именно их он и передает через свои уроки практически всем своим ученикам. И они действительно отличаются от бойцов других клубов – выдержкой, воспитанием и не переводимыми на другие языки мира понятиями, которыми славятся настоящие осетинские мужчины: «лæгдзинад» и «уæздандзинад».

…Мы беседовали в тренерской спортивного клуба «Ариана», где растят будущих чемпионов. Афиши о предстоящих боях, фотографии с поединков и любовь к боксу, которой пропитан каждый миллиметр воздуха – в такой атмосфере сложно говорить о чем-то, кроме спорта. Но, как оказалось, с Виталием Константиновичем в принципе трудно поговорить: каждые несколько минут интервью прерывалось юными боксерами, которые непременно хотели получить наставления тренера на завтрашний день, лично попрощаться с наставником или просто услышать, что сегодня они – молодцы. А ведь изначально путь Виталия Сланова лежал вовсе не к боксерскому рингу, но в нужный момент судьба сделала ход конем...

– Я вырос в Южной Осетии, в Цхинвале. Любил шахматы, ходил на них и на фехтование. Добился неплохих успехов: несколько лет подряд был чемпионом по шахматам среди школьников. Хорошо помню турниры «Белая ладья», где чаще всего сидел за первой доской и обычно выигрывал у соперников. А на бокс ходил с братом, ежегодно посещал турниры. И в 15 лет остановил свой выбор на боксе. Мне очень повезло с тренером – Амираном Валиевым. Не поверите, но мы уже лет 40 вместе, даже сейчас он работает со мной в клубе, помогая тренировать ребят.

Может, стоит взять на заметку и ввести шахматы в тренировочный процесс, ведь и на игровой доске, и на боксерском ринге важна стратегия?

– Действительно шахматы развивают аналитику. В боксе тоже надо анализировать, продумывать ходы. Кто играет в шахматы, тот знает, что в любом случае они помогают в повседневной жизни.

В моем сознании мальчишки и спорт – понятия неразделимые. Как вы считаете, это правильный подход, что мальчиков непременно нужно отдавать на спорт?

– Думаю, да. Вовсе необязательно становиться чемпионами, а вот вести здоровый образ жизни еще как надо! Сейчас они сидят в телефонах, компьютерах, занимаются учебой. Но для того чтобы гармонично развивались дети, нужно занимать их физическими упражнениями. Это отвлекает и от улицы, и от плохого влияния, наркотиков, таблеток. Я сам никогда этого всего в руках не держал и даже не знаю, как оно выглядит.

К слову о запрещенных препаратах. На фоне неутихающих допинговых скандалов не могу не спросить: есть ли допингу место в боксе?

– Нет. Кроме здоровой пищи наши боксеры никогда ничего не применяют. На примере Мурата Гассиева мы показали, что в нашем рационе абсолютно ничего нет, никаких препаратов, питательных смесей, только натуральные продукты. Мясо, борщ, суп, яйца, творог, сметана, курага, чернослив, мед, орехи, икра – вот наше примерное меню. И любой наш ученик это подтвердит.

«Да, помните, как вы перед соревнованиями давали нам икру?» – младшие коллеги Виталия Сланова, которые начинали свой спортивный путь его учениками, не без удовольствия вспомнили заботу своего тренера, его рекомендации по правильному питанию и атмосферу, сопровождавшую все эти поездки, бои, победы…

Как появился клуб «Ариана», в котором вы сейчас работаете с будущими чемпионами?

– Я несколько лет работал в Москве, потом, по приглашению Сослана Петровича Андиева, приехал во Владикавказ. Он дал нам помещение, и мы постепенно начали развиваться. И название клубу дали в честь завода «Ариана», который всегда нам помогал и поддерживает до сих пор.

Могут ли рассчитывать ребята, которые тренируются, на какую-то поддержку клуба и государства – для поездок на соревнования, к примеру. Или это бремя ложится на плечи родителей?

– По-разному бывает. Сейчас, к сожалению, бюджетных средств на поддержку спортсменов почти нет. Самые одаренные выезжают за счет средств клуба, для каких-то ребят мы изыскиваем средства, их поддерживают фонды. Вы же понимаете, здесь более 100 ребят, и мы просто не можем отправлять на соревнования стольких участников.

Виталий Константинович, к вам приходят дети разные. Кто-то талантливый, кто-то, несмотря на отсутствие успеха, все равно продолжает тренироваться. Что вы говорите родителям этих детей? Настраиваете на то, что их ребенок не станет чемпионом, что это будут просто занятия для души?

– Вы как будто нас подслушивали. Два часа назад пришел отец одного из мальчишек. И я ему корректно объяснил, что у него хороший парень, но жизнь свою он на боксе не построит. Пусть тренируется, будет здоровым, за себя постоит, маму или девушку свою сможет защитить, но сделать большого чемпиона из него будет сложно. Мы не указываем на дверь ни одному ребенку, но всегда рассуждаем здраво и просим объективно оценивать свои перспективы. В любом виде спорта есть лишь единицы, которые должны от всего отключиться и на своем занятии спортом делать себе имя, карьеру, деньги. Из всех чемпионов делать и не надо. Дети должны быть просто здоровыми, любящими спорт и активный образ жизни.

Выход на ринг, ожидание соперника и такой многогранный вкус победы… Разве можно словами описать всю эту палитру эмоций и чувств, когда за тобой встает весь зал с бурными овациями, а рефери торжественно поднимает твою руку в знак победы? И эти воспоминания, наверняка, остаются высеченными в памяти навсегда…

Вы помните свой первый бой на ринге в качестве боксера?            – Самый первый бой я выиграл досрочно, тогда тренер в меня поверил, и мы с тех пор неразлучны. Для того времени, будучи мастером спорта Советского Союза, я был боксером довольно высокого уровня.

Ну, а потом началась череда ярких боев в качестве тренера?

– Именно! Их и правда было много. Пока одним из лучших был бой в США Мурата Гассиева с Кшиштовом Влодарчиком. а потом поединок в Сочи с кубинцем – два самых ярких боя в моей жизни.

Хочется верить, что список зрелищных и любимых боев непременно еще пополнится. Тем более сейчас внимание к боксу приковано даже у тех, кто в принципе далек от спорта. В осетинском боксе и до этого были довольно громкие имена. К примеру, тот же Хетаг Козаев, чей профессиональный и жизненный путь оборвался очень рано. Но ни один из них не вызвал такой бурной реакции, как Мурат. В чем, на ваш тренерский взгляд, феномен Гассиева?

– Мурат – это явление в мировом боксе. Мы не будем скромничать, потому что таких боксеров сегодня на мировом ринге единицы. Для Осетии и для России это что-то выдающееся, потому что в нашей стране таких боксеров может и было всего несколько за всю историю российского бокса.

Вы рассказали о самых ярких боях. А что вообще чувствует тренер, чей ученик только что сделал еще один шаг к мировой известности?

– Перед боем с Лебедевым я был относительно спокоен. Мы бы выиграли в любом случае, потому что в таком молодом возрасте выйти на чемпионский бой с выдающимся боксером – это уже само по себе – победа. А вот перед поединком с кубинцем я неделю совсем не спал, такое напряжение было и днем, и ночью. А после боя не мог заснуть теперь уже от нахлынувших эмоций. Причем состояние было противоречивое – и растерянность, и воодушевление, и гордость за Осетию, за Мурата, за свою работу. Поэтому передавать свои эмоции очень сложно.

Не ошибусь, если скажу, что многим болеющим за будущее республики жителям Осетии, очень бы хотелось, чтобы у бокса начался новый этап развития – здесь, на родине Мурата Гассиева. И вовсе не потому, что мы жаждем очередных громких побед. А потому, что несколько десятков, а быть может сотен мальчишек окажутся оторванными от улицы и найдут себя в чем-то полезном, перспективном… И это будет лишь еще одним подтверждением того самого феноменального явления, которое несет в себе Мурат.

Объективности ради стоит отметить, что большинство громких имен в осетинском боксе вышли из-под крыла вашего наставничества, ведь не зря вас называют самым результативным тренером. Могли бы вы назвать десятку сильнейших боксеров среди своих учеников?

  • Мурат Гассиев;
  • Игорь Дзагоев; Игорь Алборов;
  • Хетаг Козаев;
  • Батраз Баскаев;
  • Аслан Козаев;
  • Вадим Кокоев;
  • Роберт Плиев;
  • Сергей Кокоев, Оскар Чочиев;
  • Алан Чехоев, Сослан Тедеев, Сослан Сланов, Георгий Челохсаев, Емиль Ахмедов.

Это объективно, без личных симпатий и учета нравственных и человеческих качеств!

Спортивная карьера плавно перетекает в политическую – таковы тенденции нынешнего дня. Насколько это эффективно?

            – Это вошло в моду именно в последнее время. Лично мне это не очень нравится. Думаю, что политикой должны заниматься и сильные юристы, и экономисты… Запретить, конечно, мы никому не можем, это их выбор. К тому же они, несомненно, внесут свой вклад, являясь большими личностями. Но видеть одних спортсменов у власти тоже не совсем правильно…

А в какой сфере могли бы себя реализовать вчерашние спортсмены?

            – Многие из них параллельно учатся. Согласен, что быть выдающимся спортсменом и одновременно успевать в учебе сложно, но некоторым удается. Кто-то даже потом устраивается по этой специальности. Кто-то идет работать тренером. На самом деле, спортсмены могут проявить себя во многих сферах, обладая при этом достаточной базой знаний.

Часто от тренера можно услышать, что человеческие качества – добропорядочность, честность, справедливость – важны для достижения больших результатов. Действует ли это правило и в боксе?

            – Конечно, это важно. Но не всегда так бывает. Большой спорт вырабатывает эгоизм. Ты должен ограничивать себя, отказаться от чего-то, от контактов с друзьями. Конечно, должны быть стержень, воля, стремление преодолеть это все. Если боксер мягкий, добрый, хороший, то, наоборот, из него вряд ли что-то получится.

Виталий Константинович, спорт – это неотъемлемая часть вашей жизни. Этот путь вы выбрали в 15 лет. Как изменились будни подростка?

            – Я каждое утро делал зарядку. Без исключения: 1 января, в праздники, на каникулах… К тому же я был очень прилежным учеником, меня можно было только выгонять из зала. В силу того что, наверное, у меня не было такого большого таланта, я и не стал большим чемпионом. Но я очень любил работать и учить, и к годам двадцати стал тренировать и параллельно выступать. В 21 год, заканчивая педагогический институт, пришел к директору школы, и говорю: «Я очень хочу быть тренером». Ставок не было, но он разрешил мне работать на добровольных началах. Видя мое рвение, тренер отдал мне свою ставку, и я полноценно начал работать вместо него. И вот уже 32 года работаю, ни разу не пожалев о сделанном выборе.

            Счастливое настоящее родом из счастливого прошлого. Великолепное время, которое пробуждает в Виталии Сланове исключительно теплые воспоминания. «Радость, счастье, спокойствие, уверенность в завтрашнем дне, родители за детей не боялись», – именно такие ассоциации всплывают в памяти заслуженного тренера. Любимый двор, в котором бегали с ребятами, верные друзья, яркое студенчество и окутанные особой атмосферой каникулы в пионерском лагере. Это – правильное детство. И именно там у ребят вырабатываются правильные жизненные ценности, которые сегодня Виталий Константинович прививает своим ученикам.

            – Мы постоянно проводим воспитательную работу. От неисправимых людей мы просто избавляемся: наши воспитанники должны быть порядочными во всем. В команде должно быть взаимопонимание. Если его нет, то это вредит и детской психике, и развитию – хоть в спорте, хоть в жизни. К тому же обязательно расширяем общий кругозор ребят.

У футболистов бывают счастливые бутсы, а у боксеров есть счастливые перчатки?

            – Перчатки выдают перед каждым боем, они всегда бывают новые, второй раз их никогда не используют.

А может быть, тогда какой-то другой предмет?

            – У каждого спортсмена – свой амулет. Мурат, например, берет с собой икону.

А у вас у самого есть счастливый предмет?

            – Нет, у меня – традиция. Перед важными боями мы всегда ездим на святое фамильное место, приносим жертву и молимся нашим святым. Эту традицию мы ввели давно, еще в 1997 году, перед полетом в США съездили в святилище и привезли домой победу. И сейчас, несмотря на то, что там почти нет дороги и нужно долго идти пешком, так как место находится высоко в горах, мы все равно туда едем и идем.

Вы заговорили о горах. А где любите отдыхать? Что вам придает больше сил?

            – Отдохнуть хорошо я могу везде, но все равно для меня лучшее место на земле – это Владикавказ. Я много где бывал, но этот город – самый комфортный для меня: и для жилья, и для работы.

Если бы вам дали возможность тренировать сборную какой-то страны, то какую бы выбрали?

            – Я считаю для себя понижением уехать сейчас работать в другую страну. Предложения были и поступают до сих пор, но мне нравится работать здесь со своими людьми, это больше вдохновляет. Тем более что есть горизонты для роста. Я работаю не для того, чтобы заработать денег. Но если уж говорить о сборной, то только ради того, чтобы себе доказать что-то, можно взять не очень сильную команду. Сборную России или Кубы особо тренировать не надо, там главное – не мешать.

Есть какой-то секрет Виталия Сланова, как вырастить чемпиона?

            – Конечно, можно философствовать... Но это – многоступенчатый труд, где ты анализируешь работу своего ученика, это взаимопонимание, доверие, открытость. Вот это все есть, а секрета никакого нет.

Автор – Мадина Макоева (№ 42, 2018г.)

Проспект Северный Кавказ

Автор материала

Проспект Северный Кавказ

Проспект Северный Кавказ