Персона

Заурбек Гугкаев

Дирижер Мариинского театра, главный дирижер и художественный руководитель Государственного большого симфонического оркестра РСО–А, заслуженный артист Северной Осетии. Звучит весомо и, несомненно, заслуженно. Но, когда я готовилась к беседе с обладателем всех этих регалий, Заурбеком Гугкаевым, то не ожидала увидеть перед собой во всех отношениях современного молодого человека с отличным чувством юмора, но с твердой жизненной позицией и принципиальным взглядом не только на собственную профессию.

Бесконечная история Заурбека Гугкаева

При этом его манера как дирижера во время выступления завораживает. Кажется, будто он незримо касается каждого оркестранта, как бы призывая его творить с помощью музыки гармонию и красоту для своих земляков.

Концерты, которые Заурбек дает с симфоническим оркестром и приглашенными артистами из Мариинского театра Санкт-Петербурга, чуть ли не каждую неделю в филармонии Владикавказа, становятся своеобразными музыкальными событиями в городе.

Заурбек живет и работает в Санкт-Петербурге, но постоянно возвращается в наш край, чтобы поделиться опытом, идеями, вдохновением. А также с командой единомышленников сделать все для того чтобы молодые люди понимали и ценили хорошую музыку, которая в свое время сотворила чудо для него лично.

Заурбек, насколько я знаю, у вас совместно с филиалом Мариинского театра во Владикавказе есть ряд проектов, связанных с просвещением молодежи. Расскажите об этом.

– Пока все находится на стадии проекта, тем не менее уже сейчас есть задумки создавать музыкальные программы для разных возрастов: дошкольников, школьников, студентов…

Радует, что пока мы смогли заново собрать в Северной Осетии симфонический оркестр, привели в порядок филармонию. Теперь можно заняться и музыкальными программами для детей.

На данный момент в филиале Мариинского театра во Владикавказе идет работа над тем, какие средства потребуются для этого: временные и материальные ресурсы и прочее. Тем не менее уже на данном этапе мы готовы рассматривать предложения о сотрудничестве от лиц и организаций, заинтересованных в развитии и воспитании подрастающего поколения не только нашего региона, но и Северного Кавказа в целом. Мы рассчитываем и на то, что власти республики окажут позитивное влияние на эти процессы.

В этом вы видите свою профессиональную задачу?

– Мне важно, чтобы это развитие и движение к лучшему началось с нас, жителей моего родного края. И в первую очередь это нужно не только мне, но и подрастающему поколению республики. Те долгие годы, когда регион находился без музыкального просвещения детей, сказываются сейчас не самым лучшим образом на нашем общем культурном уровне. А это значит, практически быть отрезанным от полноценной жизни.

Поймите, что «прокачка» интеллекта начинается с умения человека воспринимать большой объем информации и способности задумываться о последствиях своих действий. А этому способствуют не только чтение, так скажем, хороших книг, но и посещение театров, музеев, филармоний, наконец. С этим у нас в Северной Осетии дела обстоят не лучшим образом. Взгляните на посещаемость культурных заведений. Да, залы наполняются, но далеко не всегда. А много ли среди посетителей молодежи? Крайне мало. При этом все знают, как благотворно влияют музыка и другие виды искусств на психоэмоциональное и интеллектуальное состояние и детей, и взрослых.

К сожалению, работа с молодыми людьми (в том числе, музыкальное образование) у нас носит эпизодический характер. А важно, чтобы это стало правилом. И в этом я вижу свою задачу.

Есть ли возможность использовать опыт советской эпохи для продвижения этих проектов?

– Это возможно и даже необходимо. В те далекие годы много делалось для развития детства и юношества, и этот позитивный опыт хотелось бы использовать с поправкой на современные реалии, разумеется. Внушает уважение то, в каких масштабах в СССР реализовывались молодежные программы: фестивали, конкурсы, концерты, в том числе и выездные. Да и много еще чего!

В нашем мире столько новых технологий и всевозможных систем образования. Это все инструменты, но я не вижу пока мощной и стабильной системы в их применении на практике в нашей стране. Информации много, но она дробная, в ней нет целостности и целенаправленности. Мои братья, которые только закончили школу, – тому подтверждение.

Советский Союз – достойный пример системного подхода, который исключает случайности, эффективно использует ресурсы, и с помощью которого достигается конкретный результат. И не только в Москве и Санкт-Петербурге.

Что делается сейчас в этом направлении?

– Сейчас при поддержке Мариинского театра ежегодно проводится концерт с нашим колледжем искусств. Для меня это всегда очень важное и волнительное событие. Я отмечаю высокий уровень подготовки наших юных дарований и обожаю с ними работать. Нам есть, чем гордиться. Например, выпускница училища Ариана Токазова, с которой я выступал несколько раз на отчетных концертах, недавно играла вместе со мной в филармонии. Она сейчас учится в Москве, и у нее уже высокий профессиональный уровень, чтобы выйти на международный уровень.

Есть ли какие-то еще музыкальные стили, о которых вы могли бы сказать: «И это мне тоже нравится»?

– Боюсь, ни один стиль не сможет конкурировать с моей преданность классической музыке. Да и общий музыкальный фон в наши дни не отличается разнообразием, и классика на этом фоне мало заметна. Чтобы послушать ее, надо либо куда-то пойти, либо искать в Интернете, и это если знать, что ищешь!

Есть некоторые отдельные композиции, которые обращают на себя внимание, но выделись стиль и исполнителя, пожалуй, не могу.

Когда-то мне нравился русский рок: песни групп «ДДТ», «Наутилус», «Алиса». Очевидно, что тогда их авторы знали, для чего они были написаны и о чем. А теперь и они, как классика, на современном музыкальном фоне практически не видны. Произведения этих исполнителей еще поискать надо.

Случается, что если я еду с кем-то в машине, но за рулем не я, то музыкальное сопровождение поездки для меня становится мучением, поскольку чаще всего включено радио, которое транслирует жуткий звуковой мусор.

Ваш самый первый заработок, каким он был?

– Сколько себя помню, я зарабатывал исключительно музыкой. Но первый свой гонорар я получил, когда мне было лет 11–12. Это было на фортепианном конкурсе имени Ф. Шопена, и проходил он в Санкт-Петербурге при поддержке польского консульства. Не помню уже, какой это был год, но тогда я мыслил себя пианистом и с этим связывал свое будущее. Я стал лауреатом, и мне вручили какой-то денежный приз. Это был мой единственный конкурс, в котором я принимал участие как исполнитель.

Шесть лет назад был музыкальный конкурс в Австралии, в котором я выступал в качестве жюри, и мне это понравилось больше. Несмотря на то, что участников было более 30, и прослушивания пианистов велись чуть ли не круглые сутки, из этого события я вынес интересный опыт для себя. Тогда я еще и аккомпанировал конкурсантам как дирижер.

Также был приглашен в жюри нашего детского конкурса «Подснежник» в Северной Осетии.

Что вы можете назвать целью своей жизни?

– Не могу сказать, что цель у меня одна-единственная, и я по-носорожьи иду к ней, не замечая ничего вокруг. На каждом новом этапе моей жизни появляется новая цель. К примеру, пару лет назад мы здесь, в филармонии, сыграли «Шахерезаду» Римского-Корсакова. Помню, за полгода до этого, я думал, что наш коллектив не справится с этим произведением, которое считается одним из сложных в классической музыке. Тем более наши оркестранты только вернулись после длительного перерыва… Но мы много работали, справились с этой задачей, и мои соотечественники услышали прекрасную музыку в хорошем исполнении, как мне кажется. Были и другие непростые произведения, которые удалось качественно сыграть. И таким образом из этих коротких этапов, небольших побед складывается общая, большая цель: сыграть все лучшее и ценное в мировой музыке с нашими музыкантами в нашей филармонии для моих соотечественников. Я вижу в этом смысл моей работы, стимул двигаться вперед.

Что в своей работе цените большего всего?

– Как бы это ни звучало примитивно – в музыке я больше всего ценю музыку! Возможно, это касается всех, кто любит свою профессию, относится к ней осознанно и отдается ей целиком. Моя работа – это вообще бесконечная история. В ней нет предела, нет точек. Одно и то же произведение я могу исполнять десятки раз, и каждый раз по-новому. Нет музыки, в которой можно понять все. Даже композиторы сами себе удивлялись, увидев готовое творение, а что говорить о нас, исполнителях!

Для меня нет состояния «я работаю» и «я не работаю». Я постоянно совершаю открытия в своей деятельности, и это настолько мотивирует двигаться вперед, к новым горизонтам, дает столько энергии и радости, что уже нет разделения понятий «труд» и «отдых».

Что дается в работе легко, а что – с трудом?

– Строго говоря, моя деятельность связана с людьми, и поэтому приходится учитывать их особенности. Ведь рабочий процесс зависит от многих факторов, в том числе, физического и душевного состояния людей. Вроде мелочь, но это чувствуется во время репетиций и выступлений. Бывает, день не задался с самого утра, и, в результате, мы может переругаться друг с другом двести раз, а на следующий день – все в порядке, и идет как надо. Взаимодействие с людьми – и самое интересное, что есть в моей профессии, и самое сложное.

Что вы больше всего цените в людях?

– Честность. Поскольку я привык быть честным с самим собой и окружающими, то иногда меня ставит в тупик откровенная лживость в других. И это при том, что я уже имею колоссальный опыт общения с людьми. Вопрос: с чего бы удивляться? Все мы разные…

Еще очень нравится умение человека чем-то сильно увлекаться, «загораться» от этого. Необыкновенно приятно наблюдать, как увлеченный человек раскрывается, буквально «расцветает» от своего дела.

Нравится в людях гармоничность, так сказать, внутренняя сбалансированность, уравновешенность. Люди, которые сразу демонстрируют свои проблемы, вызывают у меня тревогу. Это как бы если я вел машину, а рядом со мной находился вечно беспокойный пассажир. В такой ситуации обычно чувствуешь, что делаешь что-то не так и не то. Те, кто водит автомобиль, поймут меня.

Что цените в себе?

– Пожалуй, есть во мне качество, за которое я всегда буду благодарен Богу. Это способность сконцентрироваться на чем-то, собраться и целиком вложиться в то, чем я занят.

Случается, что настолько устаешь, что хочется лечь и не вылезать из кровати пару суток как минимум, однако, работа не ждет. Тогда меня выручает это мое качество и желание идти до конца, благодаря чему у меня получается, как дирижеру, показать, насколько я люблю свою профессию, и «заразить» других любовью к музыке.

Быть музыкантом не просто, но я убежден, что награда за труд и усилия стоит того. Бывает, что за дирижерским пультом я стою более трех часов, и это может выматывать. Но когда я понимаю, что хорошо отработал концерт… Мне сложно объяснить, что происходит со мной в этот момент. Это чувство единовременного опустошения и наполненности энергией и эмоциями через край. Я отдал все силы, но получил взамен намного больше, чем мог ожидать… И дело не только в аплодисментах благодарной публики и успехе нашей музыке. Эти ощущения настигают меня позже, через час-полтора после концерта, и они настолько переполняют меня, что успокоиться получается далеко не сразу!

А есть что-то, что хотелось бы исправить в себе?

– Бывает, что после выступления мне кажется, что можно было бы лучше исполнить определенное музыкальное произведение. Нет абсолютной уверенности в непогрешимости того, как сыграна композиция. Это не ошибка, но все равно есть ощущение, что сделано что-то не так.

Еще корю себя за раздражительность. Я человек уравновешенный, но иногда случается это и со мной, особенно в работе. Что-то идет не так, как надо, я раздражаюсь, и могу «приложить» не очень ласково. Особенно, если это явная невнимательность во время репетиций, отсутствие стопроцентной отдачи. В моем понимании это неуважение к коллегам: все стараются, а кто-то работает «спустя рукава».

То есть для вас естественно выкладываться на 100% и даже больше?

– Мне кажется, это свойственно каждому человеку, который занимается тем, что любит. И я счастливый человек, так как всю жизнь занят любимым делом, которое меня развивает и доставляет удовольствие.

Блиц от Заурбека Гугкаева:

Любимая еда: хорошо приготовленная и вкусная.

Любимая книга: хорошо написанная.

Любимое музыкальное произведение: 6-я симфония (пока не исполнял) и опера «Чародейка» (уже исполнял), оба произведения П.И. Чайковского.

Любимый вид спорта: футбол.

Место, где всегда хорошо: Осетия.

«Проспект-Северный Кавказ» №47/2020

Александра Кортунова

Автор материала

Александра Кортунова

Александра Кортунова