Персона

Пятая стихия

Музыка – друг. Лекарь. Пятая стихия, включающая в себя все существующие. Музыка – то, что сопровождает человечество с самого его зарождения. Может, оттого что человек девять месяцев живет под стук сердца матери, его завораживает ритм. Своя музыка есть у каждого народа. Она – воплощение его характера, образа жизни, эмоций. В этом отношении Кавказ – особый случай. Здесь уживаются пылкость и целомудрие, горячность и мудрость. И все это сочетается в музыке. Никто не знает, как звучала настоящая кавказская музыка в глубине веков, звуки каких инструментов завораживали наших предков.

Наш фотопроект – это нить, протянутая в прошлое, попытка по осколкам собрать то, что было утрачено и забыто, – национальные осетинские инструменты. И есть же неравнодушные люди, которые ездили по селам, расспрашивали старожилов, вчитывались в книги по истории Осетии… и вот дело, начатое некогда Сосланом Моураовым, теперь достойно продолжает его ученик Заур Демеев. Журнал «prospect-sk» взял для съемок образцы древних инструментов, выполненные его руками. Многие из таких инструментов принадлежали когда-то скифо-сарматским племенам, ставшим в свое время прародителями осетинской культуры. Кроме того, все эти инструменты встречаются не только в Осетии; упоминания о них можно встретить в сказаниях и исторических зарисовках других кавказских народностей. Но это не умаляет их значения для осетин. Они приблизили нас к собственным истокам: вот так, наверное, звучал уадындз прадеда; вот под такие звуки прабабушка, молодая и красивая, выходила танцевать симд; вот такое звучание дыууадæстæнон фæндыра заставляло односельчан, собравшихся вечером после трудового дня, о чем-то вспомнить и задуматься…

P.S. Когда наша съемочная группа снимала дыууадæстæнон фæндыр, поднялся сильный ветер, и мы услышали звук, который шел как будто отовсюду сразу: всеобъемлющий, гипнотический. Это ветер касался струн дыууадæстæнон фæндыра, и тот отвечал ему своей мелодией. Будто прошлое говорило с нами на языке музыки…

Дыууадæстæнон фæндыр

Кленовый корпус и дека выполнены из ели. Струны из нейлона. Корпус украшен изображениями птицы и медведя – именно такого вида дыууадæстæнон фæндыр нашли в Крыму и передали в Берлинский музей в Германии. Этот сарматский инструмент, найденный в Крыму, имеет многовековую историю. Считается, что фигурки животных символизируют живую природу.

Дыууадæстæнон фæндыр в Нартском эпосе: «Как-то украл Сырдон корову Хамыца, и тот решил ему отомстить. Проследив за собакой Сырдона, Хамыц выяснил, где жила семья обидчика, и истребил его сыновей. «Он (Сырдон. – Авт.) взял кисть руки старшего сына и натянул на нее двенадцать звонких струн, а струны те были из жил, что несли кровь к сердцам его сыновей». Сырдон передает этот удивительный инструмент нартам. «Взяли нарты из рук Сырдона фандыр и сказали они друг другу: если даже всем нам суждена погибель, то навеки останется жить фандыр. Он расскажет о нас, и кто заиграет на нем, тот вспомнит о нас».

Хъисын фæндыр

Название произошло от осетинского «хъис», что в переводе означает «конский волос». Именно из него изготавливались струны и смычок для инструмента. Корпус делают из клена и ели. В старину корпус для хъисын фæндыра, как и для дала-фандыра, изготавливали из кожи, желудков или мочевого пузыря животных. На хъисын фæндыре играли во время ночных бдений у тела покойного. Считалось, что мелодия, которую наигрывали на этом инструменте, способна была успокоить душу, которая мечется, боясь ступить в потусторонний мир.

Также его использовали при поиске попавших под снежные лавины людей. Человек ходил по снегу и тихо наигрывал на фæндыре. В тех местах, где менялась тональность звучания инструмента, он останавливался, и за дело брались люди с лопатами. Таким образом, удавалось спасать погребенных в снежной массе.

Уадындз

Раньше делали из персика и кустов бузины. Сейчас используют древесину абрикоса, потому что с ней легче работать, она не слишком твердая и не слишком хрупкая и не сильно впитывает влагу. Встречаются также и металлические инструменты. Об их происхождении говорят, что во время русско-турецкой войны осетины обрезали не пригодные для боя ружья и играли на них. Уадындз – это пастуший музыкальный инструмент. Ф. Алборов в своей книге «Музыкальная культура осетин» писал: «Хорз фыййау йæ фос хъæр æмæ лæдзæгæй нæ, фæлæ йæ уадындзы цагъдæй æздахы» («Хороший пастух послушания своего стада не окриками и палкой достигает, а игрой на своем «уадындзе»).

Уадындз в Нартском эпосе

«Золотую свирель, которая досталась ему (Ацамазу) в наследство, подарил отцу Ацамаза сам Афсати. Вместе с небожителями Никкола и Уастырджи не раз гостил Афсати у нарта Аца, и поклялись тогда в вечной дружбе нарт Аца и небожитель Афсати. Много подарков предлагал Афсати своему другу. От всего отказывался Аца, и только золотую вечную свирель принял от друга».

Дала-фæндыр

Корпус кленовый (его делали также из груши, яблони – более плотных видов дерева), резонирующий корпус (деку) – из ели. Струны нейлоновые, но бывают и металлические. Раньше их делали из жил, которые высушивали специальным образом. Колки металлические; в старину их изготавливали из дерева. Гриф выполнен в форме грифона в верхней части и имеет форму кинжала в нижней. По периметру корпуса – рисунок в национальном духе: нарты, танцующие симд. На внутренней части корпуса нарисован осетинский флаг.

В Нартских сказаниях дала-фæндыр не фигурирует.

Лалым-уадындз

(Волынка) изготавливается из кожи, в древности – из цельной кожи козленка или ягненка, свирель для нее – из абрикоса. Для осетинской волынки характерно наличие одной свирели. Интересно, что волынка почти 400-летней давности была найдена на территории Южной Осетии. Звучащая часть волынки делается из рога, потому что рог создает более мощный, резонирующий звук.

Сейчас уже мало кто знает о том, что осетины использовали этот музыкальный инструмент (да и использовался он в основном в Южной Осетии). Но вот что рассказывает о нем народный писатель Осетии, доктор филологических наук Нафи Джусойты:

«…При совершении новогоднего или пасхального обряда «Беркъа» вся детвора в войлочных масках, в вывернутых шубах (наподобие ряженых) до позднего вечера обходила дворы деревни с песнями и танцами, за что нас одаривали всякими сластями, пирогами, яйцами и т.д.

Необходимым сопровождением всех песен и плясок была игра на волынке – один из ребят постарше, который умел играть на волынке, всегда находился среди нас. Называли эту волынку «лалым-уадындз». Это был обыкновенный кожаный бурдюк из кожи козленка или ягненка, в одну «ногу» которого был вставлен стъили, а через отверстие второй ноги нагнетался воздух в бурдюк…»

подготовила – Наталья Кадиева

фото – Алан Савлаев, №34/2015г.

Prospect-Северный Кавказ

Автор материала

Prospect-Северный Кавказ

Prospect-Северный Кавказ