Персона

Изобретения, которые сейчас мы даже не замечаем

Как давно поколение, которое родилось в XX веке, живет как будто в фантастическом романе? Как давно мы можем смотреть на того, кому позвонили, летаем в космос как туристы и учим роботов убивать? Кажется, что всю свою жизнь. Нас мало чем можно удивить, а новые изобретения могут заинтересовать, разве только если предложат нам билет в вечную жизнь. Это так по-человечески. Но ведь изобретения, которые сейчас мы даже не замечаем, стали причиной того, что нас сегодня на планете 7 с лишним миллиардов. Все это – результат открытий и разработок в области медицины и биологии.

Антибиотики

Вначале прогрессивного ХХ века, когда братья Райт испытывали свои первые самолеты, а Эйнштейн работал над теорией относительности, большинство из тех, кто имел несчастье заболеть воспалением легких или дизентерией, ждала неминуемая смерть. Причиной этому служило отсутствие антибиотиков, хотя мысль о них была высказана еще в XIX веке Луи Пастером. Этот французский микробиолог открыл, что бактерии сибирской язвы погибают под действием некоторых других микробов. Однако его открытие не дало готового ответа или рецепта, а, скорее, поставило перед учеными множество новых вопросов: какие именно микробы «воюют», и чем одному удается победить другого.

Оказалось, что во всем виновата... обыкновенная плесень. Противный грибок, который портит наши продукты и обожает сырость. Этот грибок, витающий в воздухе в виде спор, стал предметом спора между двумя русскими врачами в 1860-х годах. Алексей Полотебнов и Вячеслав Манассеин спорили по поводу природы плесени. Полотебнов использовал плесень в качестве бактерицидного средства. Он создал эмульсию с плесневым грибком, спрыскивал ею язвы больных кожными заболеваниями и рекомендовал такой способ лечения в одной из своих статей. К сожалению, его наблюдения наука обошла вниманием, и врачи всего мира продолжали лечить больных средствами времен мракобесия. Статья Полотебнова осталась без внимания, и целых полвека никто из ученых не предпринимал новых попыток изучения плесневого грибка.

В науку плесень вернулась уже в начале ХХ века благодаря счастливой случайности и микробиологу, который не любил убирать на своем столе. Да, признаться, я всегда была уверена, что пенициллин человечеству подарил Флеминг. Однако без многих исследований, сделанных его предшественниками, возможно, этого бы не произошло. Шотландец Александр Флеминг, которого считают создателем пенициллина, с самой юности мечтал найти средство, уничтожающее болезнетворные бактерии. Он упорно занимался микробиологией. Помимо упорства и самоотверженности в работе, Флеминг обладал еще одним качеством: он не любил наводить порядок на своем столе. Однажды колония стафилококков была оставлена им без внимания на несколько дней. А когда рассеянный ученый решил таки убрать их, он обнаружил, что от бактерий не осталось и следа, а их место занимает так нелюбимая хозяйками плесень. Флеминг решил проверить, действительно ли плесень способна убивать опасные микроорганизмы. Ученый забросил свои прошлые исследования, посвятив все мысли только этому открытию. Он выяснил, что жидкость, выделенная грибком, воздействует только на бактерии и безвредна для животных. Флеминг назвал эту жидкость пенициллином.

Неудивительно, что в Советском Союзе тоже работали над этим вопросом, ведь с началом Второй мировой войны необходимость в средстве назрела как никогда прежде. В 1942 году профессор Зинаида Ермольева получила пенициллин из плесени, взятой со стены одного из бомбоубежищ Москвы. Ее пенициллин стал чудом для полевых врачей и спасительным шансом для многих раненых бойцов. В том же году в СССР было налажено производство пенициллина.

С тех пор список антибиотиков заметно расширился. Сейчас это уже большая «семья» средств, без которых немыслима современная медицина.

Вакцинация

Сегодня трудно поверить, что во времена, когда Европа не знала канализации и бесконечного потока мигрантов, она практически вымерла в результате невиданных эпидемий испанки и чумы. Однако это факт! Население вымирало городами. И неудивительно, что человечество принимало попытки спастись от пандемий очень давно. Особенно успешными были поиски древних в направлении изобретения лекарства от натуральной оспы. Было замечено, что человек, единожды переболевший натуральной оспой, больше ею никогда не болел, во всяком случае, смертельно. В начале XVIII века супруга английского посла в Турции Мэри Уортлей Монтегю привезла на родину метод защиты от оспы: втирание в предплечье здорового человека небольшого количества жидкости из пузырьков на коже больных оспой. С ее легкой руки эта практика стала очень распространена не только в Англии, но и во всей Европе. И вот в истории вакцинации произошел переломный момент. Его связывают с именем английского врача Эдварда Дженнера. Его эксперимент и сегодня можно считать революционным, поэтому неудивительно, что в XVIII веке он вызвал настоящий ажиотаж. Дженнер привил 8-летнему мальчику жидкость из пузырька, оставленного на руках доярки коровьей оспой. Не знаю, что на этот счет думали родители мальчика, однако эксперимент удался! После этой манипуляции заразить мальчика человеческой оспой не удалось. Но при этом доктор Эдвард Дженнер не смог научно обосновать свои эксперименты, что дало почву для обвинений Дженнера и его метода противниками вакцинации. В его адрес посыпались обвинения в шарлатанстве. Но жизнь все расставила по своим местам.

Еще живо поколение врачей, которые помнят палаты практически приговоренных к смерти детей, больных полиомиелитом. А сегодня мы просто капаем под язычок младенца вакцину против этого страшного заболевания. Что такое оспа, мы и вовсе забыли.

Наркоз

Одна из архиважных находок медицины – наркоз! Возможно, это мнение чересчур субъективно, но я действительно содрогаюсь при мысли, что еще в Первую мировую войну ампутации конечностей проводили без современного наркоза. Конечно, облегчить страдания своих пациентов врачи пробовали с незапамятных времен, используя при этом алкоголь и наркотики. Но именно общее обезболивание организма, которое и понимается под термином «наркоз», стало апогеем этих стараний. В XIX в. в бостонской клинике доктор Хорас Уэллс впервые выступил с рассказом о своем открытии особого свойства «веселящего газа», позволявшего безболезненно проводить хирургические операции. Как и водится, ему не поверили. Ведь мучительная боль была незаменимой спутницей всех хирургических вмешательств.

В России эфирный наркоз впервые применил в 1847 году Федор Иноземцев, и в том же году русский ученый и врач Николай Иванович Пирогов впервые применил его для обезболивания при операции. Тогда же шотландский акушер Джеймс Янг Симпсон впервые использовал хлороформ для наркоза во время приема родов.

Шприц

Времена, когда еще не существовало самого обыкновенного шприца, – на самом деле совсем не отдаленные. Поставлять в организм лекарства с помощью впрыскивания под кожу или в мышцу могли еще во времена Гиппократа, используя для этих целей полую трубку, к концу которой был прикреплен мочевой пузырь свиньи (хотя по мне эта конструкция скорее всего напоминает не шприц, а клизму). Более похожий на современный специальный шприц для впрыскивания лекарств в кровеносные сосуды и мышцы в XIX веке разработал француз Шарль Права.

Инструменты, используемые врачами, постоянно совершенствовались. Российский хирург и ученый Николай Иванович Пирогов стал автором многих современных хирургических приспособлений. Приложил свою руку он и к модернизации шприца. Во Владикавказском госпитале, который до сих пор считается колыбелью лучших разработок российской медицины, стал местом, где Пирогов усовершенствовал и практически дал новую жизнь инъекционному шприцу с полой иглой.

А уже в XX веке Артур Смит получил патенты США на одноразовые шприцы. Первые одноразовые шприцы массово стали производиться компанией «Becton, Dickinson and Company»

в 1954 году. Эти шприцы изготавливались из стекла. И только в 1956 году Колин Мердок, фармацевт из Новой Зеландии, изобрел и запатентовал пластиковый одноразовый шприц. Это сразу уменьшило риск заражения для докторов и медсестер в тех случаях, когда кровь пациентов содержит возбудителей болезней, в том числе СПИДа и гепатита.

Экстракорпоральное оплодотворение

И наконец, последнее по порядку в этой статье, но отнюдь не по значению изобретение медицины – процедура ЭКО. История, которая привела к появлению экстракорпорального оплодотворения, началась много лет назад. Еще в XVIII веке медики при тех или иных пороках развития половых органов просто вводили сперму в половые пути женщины. В 1851 году ученые впервые проследили под микроскопом за самим процессом слияния их половых клеток, а в конце XIX века Вальтер Хип произвел перенос эмбрионов одной крольчихи в полость матки другой, что привело к успешно завершившейся беременности.

В 1950-х годах физиолог Роберт Эдвардс, работавший в Кембридже, заинтересовался репродуктивной биологией. Он обратился к гинекологу из госпиталя в Олдхэме Патрику Стептоу. Сейчас мало кто спорит, что достижение Эдвардса и Стептоу является безусловным благодеянием для человечества, но когда они проводили свои исследования, многие относились к ним с предубеждением. Британский совет по медицинским исследованиям отказался финансировать проект, включавший десятки дорогостоящих экспериментов. Еще раньше представители религиозных кругов ставили под сомнение саму идею зачатия в пробирке, считая это вмешательством в процесс создания человеческой жизни.

«Сэр, мы хотим сообщить, что одна наша пациентка, прежде не рожавшая женщина 30 лет от роду, благополучно разрешилась от бремени. 25 июля 1978 года в результате кесарева сечения на свет появилась здоровая девочка весом 2700 граммов», – это сообщение стало светом надежды для тысяч бесплодных пар по всему миру. Первый ребенок «из пробирки» – Луиза Джой Браун – сегодня сама является мамой, при этом ее беременность произошла естественным образом и завершилась рождением дочери.

Говорить о достижениях и открытиях медицины, биологии можно бесконечно долго. Как определиться, какое из них наиболее важно и достойно упоминания? Работа непосильная. День, когда человечество победит рак, СПИД или вырастит искусственное сердце, станет переломным в мировой истории, а затем он станет обычным днем. Солнце взойдет и сядет, люди будут жить и не задумываться о том, что сегодня – обыденная реальность, в прошлом было нерешаемой проблемой. Это так по-человечески...

«Проспект-Северный Кавказ» No46/2019

Марина Черчесова

Автор материала

Марина Черчесова

Марина Черчесова